Религиозная организация - духовная образовательная организация высшего образования Русской Православной Церкви
Общецерковная аспирантура и докторантура им. святых равноапостольных Кирилла и Мефодия


Warning: getimagesize(images/stories/news2014/07_july/26/father_antoniy_kadishev_02.jpg): failed to open stream: No such file or directory in /home/h003302672/doctorantura.ru/docs/plugins/content/multithumb/multithumb.php on line 1558

Warning: getimagesize(images/stories/news2014/07_july/26/father_antoniy_kadishev_02.jpg): failed to open stream: No such file or directory in /home/h003302672/doctorantura.ru/docs/plugins/content/multithumb/multithumb.php on line 1558

Интервью с аспирантом Общецерковной аспирантуры игуменом Антонием (Кадышевым)

Multithumb found errors on this page:

There was a problem loading image 'images/stories/news2014/07_july/26/father_antoniy_kadishev_02.jpg'
There was a problem loading image 'images/stories/news2014/07_july/26/father_antoniy_kadishev_02.jpg'

фото

– Добрый день, отец Антоний! Готовясь к разговору, изучил Вашу биографию и был удивлен, что, несмотря на довольно молодой возраст, Вы успели дважды побывать на войне, окончить духовную семинарию и академию, медицинский университет, являетесь практикующим врачом, регулярно бываете за границей. Расскажите о Вашей жизни: как пришли к вере, как удается совмещать столько разных обязанностей и послушаний.

– Началось все с воскресной школы в городе Краснодаре. Господь ведет меня по этой жизни, я лишь иду за Ним.

Когда началась война в Чечне, я оказался в рядах тех, кто воевал. По воле Божией не погиб. После войны не мог ослушаться родителей – и поступил в медицинский университет, хотя уже тогда хотел посвятить свою жизнь Богу. Это желание привело меня после окончания вуза сначала в Ставропольскую духовную семинарию, а затем – в академию.

После нескольких лет послушания – монашеский постриг. Являясь при этом практикующим врачом-стоматологом, защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата медицинских наук.

– А почему Вы решили поступать в Общецерковную аспирантуру и докторантуру? Ведь на момент поступления у Вас уже был солидный багаж знаний, почерпнутых в светских и духовных учебных заведениях. Кроме того, Вы защитили диссертацию.

– Как можно судить о размере багажа своих знаний? Знаний никогда не бывает много. Получив благословение митрополита Екатеринодарского Исидора, поступил на курсы повышения квалификации при Общецерковной аспирантуре и докторантуре, о чем ни разу не пожалел. Меня приятно поразило научное сообщество этого учебного заведения.

Во-первых, четкое понимание руководством целей и задач аспирантуры, сформированной при Отделе внешних церковных связей Московского Патриархата.

Во-вторых, внимание и забота со стороны Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла и ректора аспирантуры митрополита Волоколамского Илариона. Созданная их трудами атмосфера позволяет глубже изучать и исследовать процессы, происходящие в церковной и общественной жизни.

В-третьих, привлекательна нестандартная специфичная система самообразования, которая дает возможность любому студенту посмотреть на изучаемый предмет по-новому.

– У Вас довольно редкая тема диссертации – «Участие Русской Православной Церкви в паллиативной помощи ВИЧ-инфицированным людям». В связи с чем была выбрана такая тема? Насколько мне известно, первоначально Вы начинали трудиться над другой темой научной работы…

– Новая тема более актуальна. Проблема поиска методов борьбы с ВИЧ/СПИД в настоящее время остро стоит во всем мире. Безнадежность и бессилие, отсутствие стремления к жизни, страх – вот факторы, терзающие человека, который живет с таким диагнозом. Этим людям часто требуется не только медицинская, но и духовная помощь – помощь Церкви. Нет ничего удивительного в том, что мы с моим научным руководителем протоиереем Владимиром Шмалием приняли решение о работе над данной темой.

Что касается участия Русской Православной Церкви в оказании паллиативной помощи (в данном случае – ВИЧ-инфицированным людям), то здесь речь идет о христианском попечении и заботе о больных людях по заповеди Спасителя. Примеры евангельского милосердия пронизывают всю историю христианства вообще и православия в частности.

– Насколько сильно, на Ваш взгляд, ВИЧ-инфицированные нуждаются в окормлении Церковью?

– В Евангелии от Луки сказано: «Иисус же сказал им в ответ: не здоровые имеют нужду во враче, но больные; Я пришел призвать не праведников, а грешников к покаянию» (5, 31-32). Это относится ко всем людям, а к ВИЧ-инфицированным – особенно. Большая часть из них – это люди, часто не имеющие представления ни о Боге, ни о Церкви. Суть человеческого существа – дух. Любая болезнь зарождается в душе. Церковь не может оставить таких людей, даже не попытавшись помочь им встать на путь спасения. Церковное служение есть высшая степень проявления милосердия.

– Недавно Вы вернулись из командировки в Канаду. Чем запомнилось Вам служение за границей? Насколько религиозны люди в этой стране, как в условиях религиозного меньшинства строится жизнь православных общин, есть ли какие-то особенности в богослужебной практике, миссионерстве, работе с молодежью?

– Об особенностях служения в Канадской епархии лучше, чем это сделал епископ Каширский Иов, который служит там уже почти 10 лет, рассказать невозможно (см. http://www.pravoslavie.ru/guest/47924.htm).

За границей люди на приходе связаны между собой более тесными узами, чем в России. Это обусловлено тем, что русскому, православному человеку в условиях религиозного меньшинства очень трудно, а часто невозможно представить себя вне связи с родной культурой, русским языком, со всем тем, что определяет менталитет человека. Прихожане первых потоков эмиграции, среди которых есть участники или потомки белоэмигрантов и «власовцев», далеко не всегда принимают представителей новой волны эмиграции, а последние – первых. Все это, как и определенная (не всегда дружественная) пропаганда о современной России, часто создает напряженность на приходах.

– Вы изучали английский в Оксфорде. Насколько важно, на Ваш взгляд, при изучении иностранного языка окунуться в среду «носителей языка»? Как строилось обучение, каких результатов Вы достигли?

– Если предоставляется случай, то им лучше воспользоваться. Ведь «случай – это псевдоним Бога, когда Он не хочет подписываться Своим именем», как сказал Анатоль Франс.

Обучение, как обычно, строилось по стандартной методике. Разумеется, есть некоторые отличия от привычных нам стандартов обучения, но это как раз касается количества часов, отводимых на разговорную часть обучения. В Оксфорде их несопоставимо много. Я стараюсь регулярно практиковаться в использовании английского языка, а оксфордский экзамен был сдан на «отлично».

– Обращаясь к теме душепопечения о наркоманах и алкоголиках. Насколько эта проблема актуальна для государства? Насколько успешна система церковной реабилитации, которая стала выстраиваться в последние годы в единую структуру?

– Проблемы алкоголизма и наркомании, к сожалению, широко распространены в современном обществе, и таким людям требуется помощь. Не всегда государственным организациям удается справиться с решением этих проблем, ибо масштаб их таков, что светским структурам просто не удается все охватить.

Система церковной реабилитации лиц с алкогольной и наркотической зависимостью долгое время развивалась трудами отдельных энтузиастов, которые смогли создать особые, профильные центры. Созданный по благословению Святейшего Патриарха Кирилла Синодальный отдел по благотворительности и церковному служению соединил такие центры реабилитации в единую сеть. Работа церковных реабилитационных учреждений стала осуществляться централизованно, что, конечно, не могло не сказаться положительно на общей системе оказания помощи нарко- и алкозависимым людям. За помощью в такие центры обращается все большее количество людей, что свидетельствует об определенной эффективности данной работы.

– Несколько лет назад Вы были в командировке в Республике Ингушетия, где окормляли военнослужащих российской армии. Чем запомнилась поездка на Кавказ? В какой степени необходимо присутствие священника в воинской части?

– Военнослужащие российской армии не должны быть лишены возможности общения со священником. В воинских частях и подразделениях присутствие священника необходимо всегда хотя бы потому, что военные – офицеры и солдаты – постоянно сталкиваются с опасностями и смотрят смерти в лицо. Для северокавказских регионов это особенно актуально. Мы здесь, в миру, привыкли к милостям Божиим и не замечаем их. А когда ты постоянно находишься в соприкосновении с вечностью, то ощущаешь поддержку Божию явственно. За время моего пребывания в Республике Ингушетия я вновь ощутил особое Божие покровительство.

В ходе командировки на Кавказ состоялась встреча с моим одноклассником по Ставропольской духовной семинарии игуменом Варлаамом, ныне епископом Махачкалинским и Грозненским, который оказывал всестороннюю поддержку, необходимую для выполнения возложенного на меня послушания.

Армия, как известно, состоит из людей, а у каждого человека есть душа. И всё усилие Церкви направлено к этой душе. Воздействие на душу человека, конечно, улучшает его внутреннее состояние и положительно влияет на общую ситуацию в армии, которая представляет собой людей, помещенных в одно место в экстремальных условиях.

Жизнь нас все больше убеждает: без веры и духовности боеспособных Вооруженных сил не будет. В воинские части должен прийти священник, понимающий военную специфику, добрый и в то же время строгий, умеющий сердцем проникнуть в сокровенные мысли и рядового, и командира.

Беседовал И.А. Парфенов

Информационная служба ОЦАД

Научно-образовательная теологическая ассоциация Православный портал ИИСУС Вопросы теологии Издательский дом «Познание»