ПУБЛИКАЦИИ

×

Ошибка

[SIGPLUS_EXCEPTION_SOURCE] Предполагается, что в качестве источника изображения будет полный URL-адрес или путь к базовой папке изображения, указанным в админке, но stories/news2013/11_nov/14 не является ни URL-адресом, ни относительным путем к существующему файлу или папке.

Multithumb found errors on this page:

There was a problem loading image 'images/stories/news2013/11_nov/b_720_540_16777215_0___images_stories_31102013bg01.jpg'
There was a problem loading image 'images/stories/news2013/11_nov/b_720_540_16777215_0___images_stories_31102013bg01.jpg'

Подробнее...

Интервью в преддверии общецерковной научно-богословская конференции на тему «Современная библеистика и Предание Церкви», которая пройдет в Москве 26-28 ноября 2013 года. О кафедре библеистики Минских духовных школ рассказывает заведующий кафедрой библеистики и богословия Минской духовной академии Виталий Викторович Акимов.

- До открытия нынешней библейской кафедры библеистика в МинДА не развивалась. Что препятствовало развитию?

- Однозначно заявлять о том, что до открытия кафедры библеистика в нашей академии не развивалось, будет несправедливо. Студенты изучали Ветхий и Новый завет, им предлагалось несколько проблемных курсов по Священному Писанию. Библейские дисциплины преподавали хорошие специалисты. Уже многие годы при участии преподавателей академии – профессора протоиерея Сергия Гордуна и Алеся Викторовича Короля – ведется перевод Нового Завета на белорусский язык.

Другое дело, что в преподавании библейских дисциплин практически отсутствовала системность.

В течение долгого времени библейские исследования оказывались на периферии студенческого внимания, в академии практически  не велась научная работа в области библеистики, и диссертации на библейскую тематику защищались крайне редко.

Библеистика требует огромных усилий от человека, не каждый готов жертвовать много времени и сил. В богословском учебном заведении важно создать условия, которые помогут вовлечь студентов в изучение Писания - главного источника христианского богословия.

- Открытие библейской специализации МинДА было во многом Вашей личной инициативой. Можно попросить Вас  подробнее рассказать об обстоятельствах, при которых она была открыта?

- В 2012 году в академию был назначен новый ректор, архиепископ Гурий (Апалько). Перед ним была поставлена задача реформировать Минские духовные школы. Наряду с трансформированием структуры образования, выделением бакалавриата, магистратуры и аспирантуры, потребовалось изменить и структуру самой академии, создать самые важные академические подразделения – кафедры.

Процесс реформирования был ориентирован на существующую в настоящее время систему светского образования в Республике Беларусь, поэтому  количество кафедр должно было ограничиться двумя или тремя (в высшей школе их количество связано с общим количеством студентов и преподавателей). В ходе обсуждения и размышления было решено открыть три кафедры, отражающие направления, получившие в Белорусской Православной Церкви наибольшее развитие: кафедру библеистики и богословия, кафедру церковной истории и церковно-практических дисциплин и кафедру апологетики.

- Каким образом библеистика оказалась одним из развитых направлений Белорусской Церкви, когда в научном плане в Минских духовных школах она практически не  развивалась?

- Зато в Минске на тот момент уже много лет существовал Институт теологии Белгосуниверситета (ранее – факультет теологии Европейского гуманитарного университета). Он был основным местом работы многих преподавателей академии, в том числе и моим, и там функционировала кафедра библеистики и христианского вероучения и под моим руководством работал Музей Библии. Я руководил Библейской студенческой научно-исследовательской лабораторией и издавал единственный в Русской Православной Церкви специализированный научный журнал по библеистике – альманах «Скрижали».  При участии альманаха и Института теологии проводилась ежегодная международная конференция исследователей Библии «Иеронимовские чтения».

К моменту открытия кафедры в МинДа я уже завершал обучение в Общецерковной аспирантуре и докторантуре (где подготовил докторскую диссертацию «Библейская Книга Екклезиаста в контексте литературы мудрости Древнего Египта»).

Так что библеистика в Белоруссии развивалась.

- Что представляет собой кафедра библеистики МинДА сейчас?

- Сегодня она ведет подготовку магистров.

Мы разработали учебный план, в который вошли дисциплины, которые, на наш взгляд, подготовят основательную базу для дальнейших научных исследований выпускников магистратуры в аспирантуре. Большое внимание мы уделили древним и новым языкам. Изучению древнееврейского и древнегреческого отводится по 180 часов, изучению современного языка – 240 часов. Студенты изучают историю библейских стран, библейскую географию, библейскую хронологию, библейскую археологию, библейскую исагогику, библейскую герменевтику, библейскую текстологию, историю библейской экзегетики, литературу межзаветного периода, апокрифическую литературу, а также ряд проблемных спецкурсов.

Ректор академии архиепископ Гурий уделяет особое внимание преподаванию иностранных языков.

Современные иностранные языки у нас преподают опытные преподаватели с большим педагогическим стажем работы, мы приглашаем и преподавателей светских вузов. В новом здании академии оборудовано несколько современных лингафонных кабинетов. В преподавании используются новейшие учебные пособия, в том числе изданные за рубежом.

Древнееврейский язык преподает архимандрит Никодим (Генералов). Древнегреческий язык должен был преподавать иерей Виктор Кулага. Но он был направлен в качестве представителя Московского Патриарха в Каир, поэтому мы привлекли специалиста кафедры классической филологии БГУ, кандидата филологических наук, доцента Арину Владимировну Кириченко.

На кафедре работает кандидат богословия, доцент иерей Святослав Рогальский, который занимается новозаветными исследованиями. При его активном организаторском участии в 2010 году в Минске прошел Пятый Международный Симпозиум исследователей Нового Завета Востока и Запада.

Среди преподавателей кафедры – молодой ученый, занимающийся проблемами библейских переводов, аспирант Общецерковной аспирантуры и докторантуры иерей Михаил Самков, выпускник Санкт-Петербургской духовной академии, директор Школы катехизаторов Минской епархии, кандидат богословия иерей Иоанн Задорожин. Мы надеемся, что к нам вернется протоиерей Алексий Васин, уже четыре года находящийся в командировке в Германии.

- Многие ли студенты выбирают сейчас исследования по библеистике?

- В этом году на третьем курсе академии (который еще доучивается по старой программе), библейской темой занимается один студент.  6 человек в этом учебном году составили первый набор по специальности «библеистика».

- Они достаточно подготовлены, чтобы писать магистерские работы?

- Если говорить откровенно, результаты вступительного экзамена по Священному Писанию меня несколько удручили. При таком огромном объеме часов, которые выделяются в учебном плане семинарии на изучение Библии, от выпускников семинарий можно было ожидать большего.

- А какие темы они выбрали?

- В основном избранные темы были связаны или с личными интересами студентов, или с научными интересами преподавателей. Одна из тем, посвященная библейскому растительному миру, возникла из нашей идеи создать в новом академическом здании сад, в котором будут собраны растения, упомянутые в Священном Писании.

- Кафедра будет иметь некое ведущее направление исследований?

- Надеюсь, мы разработаем его в будущем году. На мой взгляд, оно может включать проблемы библейских переводов и изучение историко-культурного контекста Библии.

- Занятия библеистикой должны быть обязательны для всех студентов духовной школы, или это удел «избранных»? Где граница, которая отделяет знания, которыми должен обладать всякий студент духовной школы и студент библейской кафедры?

- Безусловно, дисциплина «Священное Писание Ветхого и Нового Завета» должна быть одной из самых важных дисциплин духовных школ.

Библия – это вечный и неиссякаемый источник боговедения, наших знаний о Боге и Его отношении к миру и человеку, главнейший богословский источник, учебник нашей веры, надежды и любви. Без твердых основ библейской подготовки невозможно изучение ни догматического, ни нравственного, ни сравнительного, ни всякого другого богословия, невозможно проникновение в святоотеческое наследие, невозможно истинно церковное понимание и восприятие канонических установлений Церкви. С изучения библейских дисциплин богословское образование должно начинаться, изучением их оно должно сопровождаться, а Священное Писание должно быть постоянно читаемой книгой богослова.

- Как бы Вы определили минимум знаний по библейским дисциплинам, которыми должен обладать каждый выпускник бакалавриата, магистратуры, аспирантуры?

- Студенты бакалавриата должны, во-первых, владеть хорошим знанием текста Библии, во-вторых, усвоить основные принципы православной герменевтики и православную экзегетическую традицию.

Все магистранты должны изучать основные достижения современной библейской критики и знать их православную оценку. Эти требования отражены в наших учебных планах и программах учебных дисциплин. В магистратуре возможны и общие для всех проблемные курсы по отдельным книгам или фрагментам книг.

Магистранты библейской специализации должны готовиться к работе с источниками и современными исследованиями. Магистратура по библеистике должна создавать основу для научных библейских исследований, которые осуществляются на уровне аспирантуры.

Для всех аспирантов, вне зависимости от избранного направления, целесообразно вводить небольшие курсы проблемного характера.

- Какое у кафедры есть международное сотрудничество, что оно дает? Какие направления его приоритетны для кафедры и почему? А какие бы хотелось развивать?

- Сейчас Кафедра библеистики Минской духовной академии находится в стадии становления. У нас есть определенные мысли относительно развития международного сотрудничества, есть определенные контакты. Однако на данном этапе все силы пока сосредоточены на том, что можно назвать внутрикафедральным строительством. Чтобы международное взаимодействие не превратилось в формальное перечисление не работающих договоров о сотрудничестве или просто в развлекательно-познавательные зарубежные поездки, требуется концептуальное осмысление возможных перспектив такого сотрудничества. Для нас это дело самого ближайшего будущего.

Беседовала Ольга Богданова

Общецерковная аспирантура и докторантура/Портал Учебного комитета

Multithumb found errors on this page:

There was a problem loading image 'images/stories/news2013/11_nov/14/_05.jpg'
There was a problem loading image 'images/stories/news2013/11_nov/14/_05.jpg'

Подробнее...

3 сентября 2013 года в Общецерковной аспирантуре и докторантуре имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия состоялось заседание Общецерковного диссертационного совета. Главным пунктом повестки дня стала защита диссертации С.А. Кожухова по теме «Терминология Иоанна Кесарийского Грамматика» на соискание ученой степени кандидата богословия. Диссертационный совет по результатам тайного голосования вынес решение ходатайствовать перед Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом об утверждении соискателя кандидатом богословия. Первый в истории Общецерковного диссертационного совета кандидат наук Сергей Кожухов рассказывает о своей учебе в Общецерковной аспирантуре и Латеранском университете в Риме, а также делится опытом по написанию и подготовке диссертации.

- Сергей Алексеевич, пожалуйста, расскажите о Вашей работе - почему выбрали именно эту тему, в чем ее актуальность для современной церковной науки и для Вас лично?

- Патрология и, в частности, христология заинтересовала меня еще во время учебы на втором курсе семинарии. Именно тогда я приступил к чтению и изучению текстов святых отцов под руководством опытных патрологов профессора А. И. Сидорова и С. Н. Говоруна (впоследствии архимандрита Кирилла). Иоанн Кесарийский, названный «Грамматиком», - один из тех отцов, о текстах которых исследователи узнали лишь в середине XX века. Будучи последователем Халкидонского собора (451 г.), он полемизировал с его противниками - монофизитами. Одной из важнейших тем в сочинениях Иоанна Кесарийского была терминология, которая являлась камнем преткновения в формулировках основных положений учения о Воплощении Сына Божьего между последователями и противниками Халкидонского собора. Иоанн Кесарийсий придерживался установленного отцами -Каппадокийцами и Халкидонским собором различия между терминами «ипостась» и «природа». Кесариец отождествлял первый с «лицом», а второй с «сущностью», тогда как его оппоненты отожествляли термины «ипостась» и «природа», делая их равными по значению. 

- Можно попросить Вас коротко рассказать о том, в чем суть Вашей работы, какое Вы сделали в ней главное открытие? 

- Халкидонский собор, к сожалению, был принят далеко не всей полнотой Церкви. Результатом раскола, который образовался в церковном сообществе после собора, стало создание параллельной иерархии духовенства и образование так называемых монофизитских, или дохалкидоских Церквей. Диалог с ними продолжается и в наши дни. Кроме того, христология Иоанна Кесарийского недостаточно изучена. В своей работе я анализирую важнейшие термины христологической полемики, такие как «природа», «ипостась» и другие в текстах Иоанна Кесарийского и его оппонента Севира Антиохийского. На этом основании производится сравнительный анализ значения этих и других терминов с предшествующей традицией отцов Церкви – святителей Григория Богослова и Кирилла Александрийского. Моя задача - показать, что в интерпретации терминологического аппарата в христологической полемике позиция Иоанна Кесарийского более адекватно отражает предшествующую церковную традицию, нежели подход Севира Антиохийского. Главное открытие работы состоит в том, что были найдены несколько доктринально важных отличий учения Севира от учения тех отцов, на мнение которых Севир ссылался как на авторитетное для обоснования своего учения о «единой сложной природе Бога Слова». Для иллюстрации можно привести такой пример: формула «сложная природа» - основополагающая формула христологии Севира Антиохийского – является непосредственно его изобретением. Севир Александрийский ссылается на святителя Кирилла Александрийского, однако у самого Кирилла этой концепции нет,  более того, она чужда его христологии. 

- Ваша диссертация - первая кандидатская работа, которая защищена в ОЦАД. Почему Вы выбрали для своей научной работы именно Общецерковную аспирантуру?

- Общецерковная аспирантура и, в частности, кафедра богословия, представлена ведущими специалистами церковной и светской науки, поэтому мне хотелось защищать диссертацию именно здесь. 

- Расскажите, пожалуйста, о Вашем научном пути - где учились, какие вопросы изучали, почему именно их?

- Я окончил Московскую духовную семинарию в 2005 году. Ещё со школы я был сильно увлечён древней историей, но в семинарии на втором курсе меня больше привлекли сочинения отцов Церкви, то есть патрология. Под руководством профессора А.И. Сидорова я написал дипломную работу по антропологии святителя Василия Великого с переводом с древнегреческого языка двух его гомилий «Об устроении человека». Затем продолжил свое обучение в Италии в Латеранском университете в Риме в Институте патристики «Августинианум», где у меня была возможность посещать лекции известных специалистов по истории христианства - М. Симонетти, Б. Штудер, А. Беррардино, К. Делль Оссо, А. Камплани, К. Морескини, В. Гросси, М. Принцивалли и познакомиться с обширной литературой по патристике. В 2010 году я защитил там магистерскую диссертацию, вернулся в Московскую духовную академию, и начал преподавать там Латинскую патрологию и Эгзегетику латинских отцов. В 2010 году экстерном окончил Московскую духовную академию и в том же году приступил к написанию кандидатской диссертации «Терминология Иоанна Кесарийского Грамматика» на кафедре богословия Общецерковной Аспирантуры. 

- Вы имеете возможность сравнивать различные системы образования и различные подходы к образованию. Можно попросить Вас сравнить те школы, в которых Вам довелось учиться? Какие положительные моменты в подходе к образованию Вы бы могли выделить в каждой из них?

- Как МДА, так и «Августинианум» являются духовными учебными заведениями, в них изучается церковная наука.  В обоих учебных заведениях большое внимание уделяется духовному воспитанию, поскольку студентов готовят к будущему пастырскому служению. Системы обучения, особенно за последние годы в связи с реформами в наших духовных школах, стали очень близки. Учебный процесс стал более целенаправленным. В католических университетах, и, в частности в Августиниануме, очень много спецкурсов, позволяющих сосредоточиться на одной из областей богословской науки, не оставляя и общеобязательных дисциплин. Наличие хороших библиотек при учебных заведениях в Италии даёт студентам возможность знакомиться с качественными научными изданиями текстов, монографиями и журналами на разных языках. В Италии я соприкоснулся с более либеральным научным подходом в изучении истории и богословия, чем тот, который знал по учебе в МДА, и это позволило мне лучше понять свою собственную точку зрения и получить опыт общения с несколько иной традицией. Считаю, что для православных студентов стажировка и в целом обучение за рубежом очень полезна. Именно с точки зрения приобретения научного опыта, знакомства с иным мировоззрением, культурой и языком непосредственно от представителей той или иной национальности или конфессии. 

- Чем Вы планируете заниматься в будущем (в научном и профессиональном плане)? 

- В настоящее время я занимаюсь написанием докторской диссертации в Общецерковной аспирантуре и Московской духовной академии. Планирую продолжать преподавание и занятие переводами текстов отцов Церкви с древнегреческого и латинского языков. 

{gallery}stories/news2013/11_nov/14{/gallery}

Беседовала Ольга Богданова

Общецерковная аспирантура и докторантура

Подробнее...

Интервью с заведующим кафедрой богословия Алексеем Руслановичем Фокиным о Первой патристической конференции Общецерковной аспирантуры и докторантуры "Преподобный Исаак Сирин и его духовное наследие" (МГУ, 10-11 октября 2013 года)

– Здравствуйте Алексей Русланович, хотелось бы узнать, как возникла идея конференции и почему выбор пал на преподобного Исаака Сирина?

Идея исходила от ректора Общецерковной аспирантуры и докторантуры митрополита Волоколамского Илариона. Она возникла чуть более года назад. Причиной послужило то, что Владыка Иларион, которому творчество преподобного Исаака Сирина особенно близко, хотел собрать воедино ведущих специалистов в области изучения творений преподобного Исаака в России и за рубежом для того, чтобы дать возможность всем им встретиться на нашей площадке и обсудить актуальные проблемы изучения духовного наследия преподобного. Для нашей аудитории также было особенно важно своими глазами увидеть высокий уровень современной западной патрологической науки.

 – По каким критериям выбирались участники конференции?

В первую очередь, по рассмотрению Владыки Илариона, который не понаслышке знает, какой вклад внесли разные ученые в изучение творений преподобного Исаака Сирина. Критерии были как строго научные, теоретические, так и духовно-практические, чем обусловлено участие  в конференции представителей различных сирийских Церквей и афонского монашества.

По словам участников конференции, можно говорить о каком-то предстоящем совместном развитии темы конференции, не могли бы вы это прокомментировать?

Тут можно с разных сторон рассматривать результаты конференции: для нас, российских исследователей, и для мирового научного сообщества в целом. Насколько мне известно, готовится проект проведения международной патристической конференции, посвященной Исааку Сирину, в Катаре, на родине святого. А мы, в свою очередь, готовим к изданию сборник докладов с прошедшей у нас конференции на русском и английском языках.

Что вы можете сказать о выступающих и об их докладах?

– Прежде всего, хотелось бы сказать о теме конференции. Сирийское христианство –  это очень древняя ветвь христианства: наряду с проповедью Евангелия в Александрии, Антиохии, Греции, Риме распространение христианства на территории Сирии происходило с самых древних времен — со времен апостолов Фомы и Фаддея. Но особенно важно, что до сих пор сохраняются живые представители этого направления, причем в разных традициях и в разных конфессиях. И для начала нашей конференции был очень верно выбран заданный курс, ведь духовное наследие Исаака Сирина объединяет представителей самых разных христианских Церквей и конфессий, как западных, так и восточных.

Первая секция, которую открыл доклад Митрополита Илариона, была краткой, но в то же время очень информативной, особенно сам доклад Владыки, в котором собраны обновленные сведения о биографии преподобного Исаака, о его богословско-литературном наследии, наконец, о его значении для православной духовности в целом.

Доклад профессора Себастьяна Брока хотя и был посвящен узкой теме –  «Молитва и псалмопение у преподобного Исаака Сирина», но вместе с тем этот ученый мирового уровня смог сразу задать высокий научный стандарт всей конференции. Именно Себастьян Брок в 1980-е годы нашел считавшийся утраченным второй том из известных 5-и томов творений преподобного Исаака Сирина.

Другое направление  –  современное состояние рукописей и критических изданий творений преподобного Исаака Сирина. Очень важным был доклад нашего ученого Григория Михайловича Кесселя, который  давно занимается сирийской патристикой и наследием преподобного Исаака. Он представил обзор всех сирийских рукописей известных на сегодняшний день томов Исаака Сирина и пояснил проблемы, которые остались не решенными и то, что изучено хорошо. Если Владыка Иларион подробно освятил литературно-биографические данные о преподобного Исаака, то Г. М. Кессель сосредоточился на рукописях его творений, и то, что сообщил, представляет собой новейшие данные, которые есть в мировой науке по этому вопросу. Тему распространения рукописного наследия преподобного Исаака на примере грузинских переводов, хранящихся в Палестине, затронула в совем докладе грузинский специалист Тамара Патаридзе, и мы увидели, что наследие Исаака Сирина подтверждается наличием грузинских переводов его различных томов.

В выступлении Марселя Пирара, издателя современного критического текста греческого перевода первого тома, было представлено последнее слово в области исследований рукописной традиции греческих переводов преподобного Исаака. Греческие переводы очень важны для православной традиции, потому что в Византии был известен только первый том, и благодаря этим греческим переводам он потом попал на Русь, и использовался у нас для чтения в монастырях. Издание, подготовленное М.  Пирара, вышедшее в свет в 2012 г. в издательстве Афонского Иверского монастыря, дает возможность лучше изучить первый том и сделать его новые переводы на современные языки, в том числе и на русский. У нас есть старый перевод, сделанный со старого издания С. И. Соболевским. А теперь перевод Соболевского устарел, потому что устарело само издание, с которого он переводил.  В современном издании Иверского монастыря введен новый порядок и деление Слов, соответствующие сирийскому оригиналу.

Интересен был доклад итальянского специалиста Сабино Кьяла об арабских переводах всего известного корпуса творений преподобного Исаака. Некоторые арабские переводы могут послужить источником для наших знаний о тех фрагментах текста различных томов, прежде всего третьего и пятого, которых нет в сирийском варианте.

Другое направление конференции — изучение богословского наследия преподобного Исаака. Протоиерей Джон Бэр из Свято-Владимирской семинарии Нью-Йорка говорил о том, что христология Исаака Сирина не была похожа на традиционную антиохийскую христологию. Основной акцент ставился им не на осмыслении воплощения Христа или учении о Его Лице и природах, а на Его Крестной жертве, где смысл пришествия Христа виден ярче, чем в повествовании о Его в рождестве.

Другой участник конференции, финский специалист иеромонах Серафим Сеппала перевел весь известный корпус Исаака Сирина — все три тома — на финский язык. В его докладе, так же как и в докладе Эмильяно Фьори, демонстрируется влияние Дионисиевского корпуса на Исаака Сирина, в частности учения об ангельской иерархии. Отец Серафим показал на текстах, что святой Исаак знал Псевдо-Дионисия через флорилигии, выдержки, цитаты, но не напрямую, хотя существовал ранний сирийский перевод. В этом же русле мною были проведены параллели между Исааком Сириным и другим греческим автором — Евагрием, по вопросу о всеобщем спасении, которые в первом томе трудов преподобного Исаака содержатся в менее явном виде, и совершенно явно — во втором. Как мне кажется, мне удалось найти сходства между Исааком и Евагрием в этом вопросе, при сохранении существенных различий между ними.

Наряду с богословскими вопросами были затронуты темы аскетического учения, молитвы, безмолвия и плача у преподобного Исаака. Эти темы прозвучали в докладе игумена Дионисия Шленова, посвященного сравнению учения о безмолвии как высшем молитвенном состоянии у Исаака Сирина и Симеона Нового Богослова.

Сравнение учения Евагрия и Исаака о молитве было проведено схиархимандритом Габриэлем Бунге, который провел различие между понятиями чистой молитвы как безмолвной и духовной молитвы как беседы ума с Богом без всякого посредника. Как показал о. Габриэль, чистая молитва — это средство очищения от страстей и достижения более высокой молитвы.

Доклады Анны Хант из Лидского Университета и Жана Акики из Ливанского маронитского Университета были посвящены темам слез и плача у преподобного Исаака. Обращалось внимание на феномен духовного плача, связанный с молитвой и очищением.

Сходство учения о безмолвии между Исааком Сирином и Иоанном Дальятским, было установлено в докладе Брурии Биттон-Ашкелони, профессора из Иерусалимского Университета.

Из других тем конференции можно отметить осмысление творений Исаака Сирина с точки зрения жанров аскетической письменности и особенностей сирийской и русской литературы. В докладе архимандрита Василия из Афонского Иверского монастыря было обращено внимание на сходство духовного учения Исаака со взглядом на христианство у Ф. М. Достоевского. По мнению о. Василия, эти два автора очень созвучны друг другу. В целом, был затронут самый широкий спектр тем и вопросов, затрагивавших духовное влияние преподобного Исаака Сирина на его современников и христианскую культуру в целом.

В аудитории было много студентов, не могли бы вы дать совет тем, кто хочет изучать его наследие.

Тем кто хочет изучать сирийских отцов Церкви — преподобного Ефрема Сирина, Афраата, Исаака Сирина — хочется пожелать настроиться на серьезную работу по изучении древних языков для того, чтобы выйти на профессиональный уровень анализа оригинальных текстов, поэтому изучение церковной истории, патрологии и древних языков необходимо для всех, интересующихся христианской патристикой.

Действительно ли данная конференция является первой международной конференцией, посвященной Исааку Сирину?

Насколько я слышал, да. Но я надеюсь, что данная конференция в нашей стране будет не последней, но за ней последуют и другие, посвященные изучению наследия других древних отцов Церкви. Я убежден, что организация подобных конференций очень важна для сотрудничества между разными духовными и светскими учебными заведениями, в частности, между Общецерковной аспирантурой и докторантурой им. свв. Кирилла и Мефодия и Московским Государственным Университетом им. М. В. Ломоносова, на базе которого проходила эта конференция.

Беседовала Карина Гандур

Общецерковная аспирантура и докторантура

Подробнее...

21 сентября 2013 г. в эфир радиостанции «Град Петров вышла программа «Встреча», в которой принял участие А. И. Мраморнов, ответивший на вопросы ведущей Марины Лобановой о деятельности Общецерковной аспирантуры и докторантуры им. св. равноапостольных Кирилла и Мефодия.

 - Здравствуйте, дорогие друзья. В студии «Град Петров» Марина Лобанова. Сегодня наш гость в студии - секретарь Ученого совета Общецерковной аспирантуры и докторантуры им. свв. равноп. Кирилла и Мефодия, кандидат исторических наук Александр Игоревич Мраморнов. Александр Игоревич, здравствуйте.

- Здравствуйте.

- Хотелось бы с Вами поговорить о том, что такое Общецерковная аспирантура и докторантура, потому что явление это довольно загадочное, хотя и впечатляющее своей многообещающей мощью.

- Загадочное только благодаря своему длинному названию. 

-Загадочное, потому что мы часто слышим в церковных новостях о деятельности Общецерковной аспирантуры. Кажется, что это касается ученых больше, чем простых верующих. А на самом деле, для простых верующих - это тоже важное начинание, которое не так давно появилось.

- Безусловно. Я думаю, что создание Общецерковной аспирантуры и докторантуры по инициативе Святейшего Патриарха Кирилла и ректора Общецерковной аспирантуры митрополита Волоколамского Илариона – это событие важное для всей Церкви.

- Хотелось бы приблизить эту важность, что называется, к народу. Это приближение может быть очевидным для любого, даже для тех, кто не знаком с деятельностью Общецерковной аспирантуры и докторантуры: если наши священники станут более грамотными, то и паства станет просвещённее в богословских вопросах.

- На сегодняшний день Общецерковная аспирантура является одним их важных духовно-образовательных учреждений Русской Православной Церкви, задачей которого является восполнить те лакуны, которые имеются сегодня и в образовании, и в профессиональных навыках служителей Церкви. При этом имеются в виду не только священнослужители, но и миряне. Важной составляющей образовательной деятельности нашего учебного заведения является программа повышения квалификации. Это программа - отчасти наследница филиала аспирантуры Московской духовной академии при Отделе внешних церковных связей, из которого мы были преобразованы  в отдельное духовно-образовательное учреждение в 2009 году. А сам этот филиал духовной академии при ОВЦС был создан ровно 50 лет назад в 1963 году приснопамятным митрополитом Никодимом (Ротовым). Именно для того, чтобы иметь хотя бы небольшой механизм для подготовки специализированных кадров. Тогда это было необходимо для дипломатического служения Церкви. Сейчас Общецерковная аспирантура старается восполнить дефицит людей с теми или иными навыками в разных областях церковной жизни или церковного применения. Например, у нас существуют курсы повышения квалификации для новопоставленных епископов. Эти двухнедельные курсы представляют собой краткие занятия и встречи, которые призваны помочь молодым архиереям. Они дают навыки в правовой сфере, навыки в протоколе, в общении, в общении со СМИ. Это какие-то знания, которые можно приобрести, только встречаясь с важными государственными и общественными деятелями. 

Курсы краткосрочные, потому что епископ не может надолго отлучаться со своей кафедры. Эти курсы уже прошли около 40 епископов. Еще кому-то только предстоит их пройти.

Кроме этих курсов, существуют при аспирантуре еще курсы для сотрудников епархий и преподавателей духовных семинарий. Задачей курсов для сотрудников епархий является, прежде всего, экспертная и методическая помощь. Не так давно мы проводили курсы для церковных архивистов. С помощью этих курсов выясняется, что даже не во всех епархиях есть упорядоченный и хорошо организованный архив. Между тем, правильно хранить церковные документы очень важно. Документы последних столетий – это, отчасти, транслятор церковного Предания. Поэтому небрежное отношение к церковным документам - это, по сути, небрежное отношение к Преданию. Это только один из примеров. Курсы епархиальных архивистов в Общецерковной аспирантуре прошли уже два раза. Они стали еще  и площадкой для обмена мнением, налаживания межепархиального сотрудничества. В будущем мы планируем провести семинар для церковных архивистов, прошедших курсы, чтобы решить те накопившиеся проблемы, которые будут выявлены.

- Кроме этого аспирантура и докторантура действует как вполне стандартное учебное заведение, где учащиеся получают не только образование, но и степени магистра, кандидата, доктора наук.

- Совершенно верно. Тот образовательный цикл, который у нас имеется, равен духовной академии плюс докторантура, которой нет в духовных академиях. У нас есть магистратура, которая приравнена сейчас к уровню духовной академии. У нас есть аспирантура, которая сейчас организуется при духовных академиях. И у нас есть докторантура, которая специализируется в подготовке докторов богословия. Плюс наш ректор, Владыка Иларион, открыл докторантуру PhD. Это европейский стандарт докторантуры.

- Туда отдельно надо поступать?

- Да, туда отдельно надо поступать. Плюс это взаимодействие с нашими партнерами за рубежом. Это очень важно и актуально сейчас для образовательного процесса. Как показатель, могу привести такой пример. Сейчас я пришел [к Вам в студию] из Петербургского университета, где проректор сказал мне, что впервые в университете создается возможность получения и защиты международной ученой степени PhD. Вне каких-то регламентов высшей аттестационной комиссии Российской Федерации. Плюс еще европейский университет в Петербурге открыл свою программу подготовки ученых к степени PhD. Это, по сути, новаторство. В Церкви единственное, где подобное существует – это Общецерковная аспирантура. Поэтому подготовить, может быть, не очень много, но некоторое количество людей с современным уровнем образования – это очень важно для Церкви. Потому что при сложном устройстве общества, чтобы адекватно и по-христиански реагировать на вызовы, нужно по началу обладать инструментарием по изучению этой сложной структуры. Как мы ответим на сложные вызовы, если будем простецами?

- Существование такой параллельной системы церковного образования - это такой знак времени, времени ненормального. Как раз времени антицерковного и богоборческого. Когда человек, получая высшее образование, отучившись пять лет в семинарии или даже в академии, не считался образованным человеком. То есть государство его даже не учитывало никак и не видело в нем человека, получившего образование.

- Здесь существуют две точки, два подхода. С одной стороны, можно настаивать на том, что все должно быть признано государством и что это главный критерий. По сути дела, мы с этим все согласны, и важно, чтобы был какой-то вид государственного признания нашего образования. Оно уже есть. Наша магистерская программа Общецерковной аспирантуры и докторантуры уже лицензирована по государственному стандарту по теологии. После того, как мы пройдем аккредитацию, мы также как несколько других учебных заведений Русской Православной Церкви, которые уже имеют аккредитацию, например Свято-Тихоновский православный университет, будем выдавать дипломы государственного образца.

- А сегодня есть такое, когда человек заканчивает духовную семинарию или академию, а у него с точки зрения государства нет высшего образования?

- В большинстве случаев, да. Потому что большинство наших семинарий не имеют государственной аккредитации. Но с другой стороны, важен и наш внутренний уровень образования. Чтобы мы сами знали, что он у нас высокий. К сожалению, сейчас не везде так. Корпоративное признание уровня образования - это тоже очень важно. Иногда его достаточно, даже не нужно государственное признание, если, допустим, сама корпорация, в нашем случае - церковное сообщество, признает, что это образование высокого уровня. Плюс наши партнеры, наши друзья в светском образовательном пространстве скажут, что да, это высокий уровень образования, мы видели как они готовят диссертации, как они их защищают. Вот этого, мне кажется, будет достаточно.

- Вспомним дореволюционный пример. Очень часто, если человек, который избирал на всю жизнь священство, заканчивал семинарию, но не находил себе человека, который станет ему спутником жизни, то чаще всего он становился преподавателем, преподавал в школе, работал учителем.

- Духовное образование давало то же преимущество, что и гимназии, и университеты. Но, мне кажется, сегодня проблема не настолько остро стоит. Как-то люди решают эту проблему. Кто-то получает светское образование.

- А сколько сейчас человек обучается в Общецерковной аспирантуре и докторантуре?

- У нас всего постоянно обучающихся порядка 200 человек. Но это разные программы. Это и магистерская программа, и кандидатская программа, и докторская программа.

- У вас только священники учатся?

- Нет, у нас учатся и священники, и миряне, и несколько епископов. 

- А какой конкурс к поступлению?

В прошлом году был достаточно высокий конкурс для нас, как для молодого учебного заведения. Порядка двух с половиной человек на место в магистратуру.

- И отбор был жесткий?

- Отбор был жесткий. Но, конечно, не без милосердия. 

- А обучение у вас платное?

- Обучение у нас бесплатное. Может быть, за исключением отдельных программ повышения квалификации: там будут возможны различные формы, которые мы пока еще не реализовали. Можно говорить, что у нас бесплатное обучение. Два последних года у нас две приемных сессии – это июнь и сентябрь.

- А кто может поступать? Только тот, кто закончил духовную академию?

- Поступать могут практически все. Если человек со светским высшим образованием сможет выдержать наш достаточно суровый экзамен по богословию, то он вполне может учиться. У нас всего 9 церковных кафедр, из них 7 - выпускающих. То есть выпускающие кафедры - это те кафедры, на которых магистранты, аспиранты и докторанты пишут и защищают свои научные диссертации.

- А вот кафедры истории и философии. Это только церковной истории? И какой философии?

- Изначально кафедра церковной истории не была так названа, но сразу подразумевалось, что в духовной учебном заведении изучается история церковная. А кафедра философии – это философские курсы, которые по светскому стандарту аспирантуры обязательны. Поэтому кафедра философии обеспечивает одну из составляющих подготовки кандидатов богословия. Философов мы не выпускаем, но на кафедре богословия у нас пишутся работы, которые имеют богословско-философский характер. 

- А кто у вас преподает?

- У нас структура учебного заведения европейская. Есть заведующий кафедрой, который привлекает для тех или иных учебных программ, курсов, программ повышения квалификации те кадры, которые нужно привлечь на данный момент. Мы, по сути дела, - механизм привлечения самых широких кадров, специалистов, ученых из-за рубежа, наших российских ученых, как светских, так и церковных. То есть нельзя сказать, что у нас есть какие-то кафедры с большим штатом. Все, кто с нами готов сотрудничать, и все, кто являются высококлассными специалистами – являются нашими внештатными сотрудниками. Например, у нас научное руководство осуществляют несколько десятков ведущих специалистов, докторов и кандидатов наук по тем или иным церковным наукам. И мы стараемся сам принцип научного руководства сделать эффективным. У нас, например, есть ежемесячная отчетность научного руководителя о работе с аспирантом. То есть не может быть такого, как в прежних, еще не модернизированных наших аспирантурах и докторантурах, когда аспирант сидит в аспирантуре и им никто, может быть, целый год до аттестации не интересуется. У нас научный руководитель требует отчет от аспирантов, а уже на основании их отчетов о проделанной научной работе, готовит свой.

- Аспирант проводит серьезную научную работу, а результаты этой научной работы куда потом идут?

- А результаты – это диссертации. 

- Мы воспринимаем, что лично для человека это просто получение корочек. Вот, к примеру, я доктор наук, закончил докторантуру. А результаты моего труда? Где они?

- На самом деле это не просто корочка. Если эта диссертация выполнена на современном научном уровне, то это такая работа, которая нужна Церкви, церковным людям, ученым гуманитариям. Это действительно нужная работа. Если эта работа для корочки, то такую работу следует поставить только на полку в библиотеку и больше к ней не обращаться.

- Дело в том, что уже выполненные и нужные работы трудно донести до людей. Книгу трудно издать, потому что нет денег. Издательства не хотят издавать, потому что говорят, что нерентабельно издать 500 экземпляров и продать их ограниченному числу людей. Куда исследователю идти со своими результатами трудов и научных изысканий? 

- Я думаю, что если работа ценная, то современные издательства ее с удовольствием возьмут и издадут. И она разойдется. Кроме того, мы сами планируем в ближайшее время организацию издательства, и лучшие работы наших диссертантов мы будем, конечно, публиковать.

- Хотелось бы спросить еще о такой сфере, которая в любом учебном заведении считается очень важной – это научная деятельность. Есть ли какие-то особые задачи, наиболее интересные в Общецерковной аспирантуре и докторантуре для того, чтобы их исследовать и развивать. Может быть, Вы скажете теперь об исторической науке, потому что Вы все-таки церковный историк.

- В целом надо сказать, что у нас научное направление формируется. Нашему учебному заведению уже четыре года с момента создания. Реально мы его начали создавать осенью 2009 г., и научные направление постепенно формируются. Если говорить об историческом направлении, то это изучение новейшей церковной истории, церковной истории XX века и подвига новомучеников. Эту историю изучают уже наши духовные университеты и академии, но, как нам представляется, недостаточно. Потому что это огромный пласт документов. Это огромные, еще не исследованные пробелы в нашей истории, для раскрытия которых пока не хватает научных сил. Между тем, даже на уровне высшей церковной власти нам показано, насколько важно это делать. Создана специальная комиссия по увековечению памяти новомучеников и исповедников Российских.

- Она еще не начала работать?

- Нет еще. Чтобы само увековечение осуществлять, необходимо иметь научную базу. Недостаточно просто собраться и обсудить, как, например, нам переименовать какую-нибудь улицу в честь новомученика, хотя это тоже важно, конечно. Но для того, чтобы был общественный эффект, нужна база, а база - это научное исследование нашей новейшей истории и подвига новомучеников. Это документальные публикации. Наша кафедра истории во взаимодействии с другими учебными духовными заведениями, с монастырями и епархиями Русской Православной Церкви будет, конечно, этим заниматься. Это очень важно.

- Мы с Вами уже говорили в программе «Книжное обозрение» о прекрасной книге, которую Вы подготовили к изданию – «Судебный процесс против саратовского духовенства 1918-1919 гг.». 

- Да, это, кстати, первая книга, которая вышла под грифом Общецерковной аспирантуры.

- Уникальное издание, где содержатся документы о процессе против Церкви со стороны еще молодой Советской власти, где мы можем увидеть и речи обвинения, и ответы на вопросы тех, кто допрашивал обвиняемых.

- Стоит отметить большую заслугу Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета в издании документов новейшей истории нашей Церкви. Еще отдельные энтузиасты ученые издают, и все. Больше нет крупных издателей и исследователей этого периода. Мы тоже начинаем этим заниматься и, конечно, нам нужна поддержка. Грубо говоря, нужны просто финансовые вложения в науку, прежде всего в богословскую.

- А кто должен делать такие финансовые вложения? Откуда Вы их ждете? Хотя бы, периодически.

- Думаю, что эффекта от наших исследований, конечно же, ждет вся полнота церковная, и эта полнота найдет как обеспечить наши исследования.

- Я уже говорила в другой программе, чем ценна книга «Судебный процесс против саратовского духовенства». Это не только уникальное исследование и публикация подлинных документов о первых саратовских новомучениках, но еще это и пример для других епархий. Чтобы возобновить интерес к новомученикам, который сегодня действительно нужно возобновлять. Мы как бы считаем, что внесли в календарь их имена и все, на этом можно быть спокойным.

¬- И многие имена еще не внесли. Местные епархиальные комиссии готовят материалы, а канонизационный процесс далее не проходит. Синодальная комиссия не принимала решений или еще какие-то были вопросы.

- То есть процесс канонизации новомучеников будет продолжаться Вы думаете?

- Я думаю, что нужна поддержка и епархиальным комиссия по канонизации, и просто научная поддержка. Потому что в епархиальных комиссиях, может быть, не всегда даже хватает ученых историков, чтобы обеспечить грамотную подачу материала.

- Это как повезет. Если Бог пошлет в какой-то епархии воцерковленного историка-архивиста, то тогда будет материал. А если нет?

- Это мы видим. У нас в Общецерковной аспирантуре учатся представители разных епархий. У нас, наверное, несколько десятков епархий представлено или в лице аспирантов, или докторантов. И научные силы у епархий, конечно, есть. Но почему они слабоваты? Иногда батюшки напишут работу, а потом уже должны служить на приходах, у них масса послушаний по епархии, потому что талантливые и интеллектуальные кадры всегда нарасхват. И не хватает просто времени. Я думаю, что при таких епархиальных комиссиях по канонизации должны быть специализированные, подготовленные кадры, которые специально занимаются документами. А Церковь это поддерживает. Потому что без общецерковной поддержки не может быть серьезных исследований и на их базе серьезного увековечения и прославления памяти новомучеников.

- У нас сейчас часто говорят о том, что новомучеников прославили, а теперь получается, что церковный народ не очень отзывается, значит он еще не покаялся… Но на самом деле, ведь с исторической точки зрения все не так плохо. Потому что если обратиться к фактам, то мы вспомним, когда все епархии готовились к юбилейному Собору 2000 года, где должен был быть прославлен сонм новомучеников, большое число, то тогда все подтягивались к этому сроку. И каждая епархия, что смогла к тому времени представить, то и представили. Если мы будем понимать эту канонизацию 2000 года сонма новомучеников как нашу задачу изучения их жизни, то мы по другому поймем и то, что сейчас с нами происходит. Что почитание новомучеников, канонизированных Собором, это задача на будущее. И теперь пришло время к этому.

- Не надо забывать, что каждый святой – это отдельная судьба, это отдельный пример. И каждый святой – он ведь по своему святой. Вот, например, даже два канонизированных фигуранта саратовского процесса совершенно разные. Отец Михаил Платонов был активным и имел политическую позицию. Даже хотел создать партию «За веру и порядок», которая пыталась баллотироваться в Учредительное собрание. А с другой стороны был епископ Герман (Косолапов), ученый монах, академический человек, который был скромным и старался свою позицию широко не выражать. По темпераменту, по нраву  совершенно отличался от о. Михаила и по своей общественной позиции. И оба прославлены. Совершенно разные. Надо всегда видеть эту разницу, эту индивидуальность, личность святых. Вспомним преподобных Иосифа Волоцкого и Нила Сорского. Представителей двух разных идеологических течений в жизни, обществе и государстве, но оба прославлены Церковью.

- Эта разность может нас многому научить, если мы готовы этому учиться. Еще один момент, что XX в. он ведь не далек от нас. И у всех ведь разные могут быть политические взгляды, идеологические установки, если можно так их назвать или нет. Даже среди христиан. Особенно для общества болезненна и памятна история второй половины XX  века, в котором тоже есть значительный пласт людей пострадавших, исповедников, которые не прославлены нашей Церковью. Кто, например, сегодня говорит и знает о жертвах хрущевских гонений на христиан? Занимается ли современная церковная историческая наука этим вопросом?

- Я думаю, что она уже этим занимается. Дело в том, что история, к сожалению, не всегда учит большую часть людей. По сути дела и подвиг новомучеников, и эпоха жесточайших гонений и репрессий, должна была всему нашему обществу, не только православным верующим дать мощную прививку против того, что отчасти сам народ, отчасти какие-то внешние силы сотворили с Россией в XX веке. Как мне кажется, этой прививки у нас до конца нет. У нас спокойно в публичном пространстве можно восхвалять Сталина, например. Который был организатором вот этих всех преступлений 30-х годов, в том числе и антицерковных преступлений. Восхваляют и не стесняются. Если что-то подобное было бы в Германии, то там уголовное дело откроют. Мне кажется, что если мы будет изучать эпоху новомучеников, то постепенно эта прививка у нас появится. Мы научимся различать добро от зла и пропаганду от истины.

- Чтение житий новомучеников это самая лучшая прививка от исторических иллюзий по отношению к историю нашего Отечества. И еще спрошу, планируется ли в научной среде исследования нашей недавней, новейшей церковной истории?

- Вы знаете, это ведь очень трудно. С одной стороны, есть еще живые свидетели, а с другой стороны – чем ближе к нашему времени, тем более закрытыми являются документальные собрания и архивы.

- А как сегодня церковному историку работается в архивах?

- Вы знаете, очень трудно. Потому что большая часть документов по истории Церкви в XX веке не введена в оборот и я не скажу, что закрыта совсем, но большая часть закрыта. Еще много к чему мы не имеем доступа. Наверное, это вопрос некоторого времени. Потому что советская ментальность и советское отношение к документу и архиву дают о себе знать до сих пор. Долго держать закрытыми архивы о годах репрессий просто будет нельзя. Сейчас мы не может даже полноценно исследовать 20-30-е годы XX века из-за закрытости некоторых фондов, то как можно говорить о полноценном исследовании новейшей церковной истории?

- Хочется надеяться, что историческая церковная наука будет развиваться. 

- Сейчас церковная историческая наука у нас слишком разрознена. Надо объединять усилия и надо, конечно, увеличивать количество церковных историков хотя бы в два-три раза. Потому что если мы добьемся доступа к документам эпохи гонений, то кто эти огромные массивы будет изучать и представлять общественности? Очень плохо, если в архивы придут непрофессиональные люди. Важно, чтобы с архивными источниками работали все-таки профессионалы. И тогда пользы Церкви и обществу будет от этого гораздо больше.

- Хочется пожелать, чтобы наша Церковь уделяла большое внимание развитию научных и учебных заведений, которые могут предоставить такие кадры.

- Вот почему чтобы увеличить количество церковных историков, надо интересующихся церковной историей позвать поступать в Общецерковную аспирантуру и докторантуру на кафедру истории.

- Буду рада, если в следующем году конкурс на Вашу кафедру будет не два человека, а три человека на место. И, я надеюсь, если не с первого раза, то большинство из них все же добьются своего и поступят, и получат желаемое образование. 

- И принесут пользу Церкви на этом, научном, поприще. Послужат Церкви. Главное, чтобы и Церковь, и общество не были безразличными к своей истории и к тому что происходит вокруг сейчас.

 

 

 

 

Multithumb found errors on this page:

There was a problem loading image 'images/stories/news2013/09_sep/ 1.jpg'
There was a problem loading image 'images/stories/news2013/09_sep/ 1.jpg'

Подробнее...Большое значение для развития духовного образования Русской Православной Церкви имеет студенческий обмен с зарубежными университетами. Об особенностях взаимоотношений с Фрибургским и Оксфордским университетами, о перспективах трудоустройства обучающихся в зарубежных вузах, о практике принятия иностранных студентов в России порталу Учебного комитета рассказывает секретарь Комиссии Московского Патриархата по регулированию студенческого обмена иеромонах Иоанн (Копейкин).

Отец Иоанн, расскажите, пожалуйста, о деятельности Комиссии по регулированию студенческого обмена.

Комиссия была создана в 2012 году по инициативе Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. В состав Комиссии вошли глава Учебного комитета, представители Отдела внешних церковных связей, Общецерковной аспирантуры и докторантуры, Московской и Петербургской академий. Председателем Комиссии назначен председатель Отдела внешних церковных связей, ректор Общецерковной аспирантуры и докторантуры, председатель Синодальной Библейско-богословской комиссии митрополит Волоколамский Иларион. Первое заседание Комиссии состоялось в  апреле 2012 года. На заседании были отобраны первые студенты-кандидаты на учебу за рубежом, представленные Учебным комитетом.

Для чего была создана Комиссия?

Если говорить о задачах, которые были поставлены перед Комиссией, то можно сказать, что главная задача прописана уже в самом ее названии: речь идет о регулировании студенческого обмена. Что это означает?

Сам по себе студенческий обмен не является чем-то новым во внешней деятельности Русской Православной Церкви. Студенты, отбираемые Священноначалием, отправлялись за рубеж уже в течение двадцати лет. По нашим подсчетам, сегодня от Московского Патриархата обучение за границей проходит около семидесяти человек. До сих пор процесс студенческого обмена осуществлялся, в основном, за счет обширных зарубежных контактов ОВЦС, благодаря которым студенты столичных академий и семинарий получали возможность учиться в европейских вузах. Некоторые архипастыри отправляли своих студентов, используя личные контакты с профессорами и руководством различных университетов, установившиеся за годы их учебы или служения за рубежом. В последние два десятилетия ведущие учебные заведения нашей Церкви ощутили необходимость интеграции в международную систему науки и образования. Это также повлекло за собой вовлеченность студентов в научный и образовательный обмен между вузами. Так, за последнее время определенных успехов в области международного научного сотрудничества и студенческого обмена достиг Свято-Тихоновский университет. Московская, Киевская и Санкт-Петербургская духовные академии значительно расширили сферу взаимодействия в области студенческого обмена с православными богословскими факультетами Европы.

Однако сегодня пришло время качественно нового подхода к студенческому обмену. За несколько последних лет, благодаря личному примеру и усилиям Святейшего Патриарха Кирилла, произошло значительное расширение присутствия Церкви в общественной жизни - в культуре, в образовании, в науке, в публичных дискуссиях, в медиа-пространстве. Такие процессы непременно стимулируют бурное развитие институтов Церкви всех уровней, а это, в свою очередь, влечет за собой объективную потребность в большем количестве высококвалифицированных кадров. Высокая образованность, широкое мировоззрение, эрудиция, знание языков, представления о глобальных социальных и культурных тенденциях - все это становится значимым критерием наряду с неизменным критерием подбора молодых людей для служения Святой Церкви - преданностью и жертвенностью. Таким образом, Святейший Патриарх задает высокую планку новому поколению священников и мирян, вовлеченных в активное церковное делание. Те задачи, которые он ставит, требуют от человека незаурядных талантов и качественной подготовки.

Этот своего рода "спрос", потребность со стороны Священноначалия в молодых образованных кадрах диктует новое отношение к их образованию. Учеба за рубежом - уже не просто предмет любознательности, интереса или увлечения. Учиться в зарубежных вузах нужно для того, чтобы быть максимально полезными у себя в Церкви.

Становится ясным, что процесс студенческого обмена требует стратегического подхода. Такой процесс должен приводить к цели. При этом цель одна, как у Священноначалия, так и у студентов: Церкви нужны образованные "делатели", образованным молодым людям нужно дело.

С какими учебными заведениями Комиссия осуществляет сотрудничество?

Работа Комиссии ведется в первую очередь с многолетними партнерами и друзьями Русской Православной Церкви. Мы многие годы взаимодействуем с Папским советом по содействию христианскому единству. Мы сотрудничаем со многими католическими вузами Европы, среди которых особенно хочу отметить Фрибургский университет Швейцарии, профессором которого является митрополит Иларион. Многие годы руководство университета в лице ректора отца Гвидо Фергаувена, профессора фундаментального богословия, демонстрирует неподдельный интерес к богословскому наследию Русской Православной Церкви, и ежегодно принимает по несколько наших студентов на магистерские и докторские программы. Это первый европейский вуз, с которым Русская Православная Церковь подписала соглашение о совместных образовательных программах. Благодаря этому соглашению, студенты Общецерковной аспирантуры могут обучаться одновременно в двух учебных заведениях по одной общей программе и по окончании обучения защищаться в одном из вузов-партнеров, получая два диплома: внутрицерковного и европейского образца.

Благодаря деятельности Парижской духовной семинарии, у Русской Православной Церкви наладилось интенсивное взаимодействие с вузами Франции. Всего еще десять-пятнадцать лет назад мы могли похвалиться тем же в отношении Оксфордского университета. Однако в последние годы там произошла смена поколений профессоров-богословов – прежде всего речь идет об ушедшем на пенсию митрополите Диоклийском Каллисте, – а также существенное переформатирование самого богословского образования и выстроенной вокруг него инфраструктуры. «Перезагрузка» наших отношений с Оксфордом и налаживание отношений с другими вузами Великобритании станет предметом особых усилий нашей Комиссии в ближайшие годы. Тем временем, у нас развиваются и укрепляются связи с богословскими школами Ирландии. Благодаря поддержке Примаса Ирландии, Архиепископа Дублинского Диармуда Мартина ежегодно студенты и сотрудники Русской Православной Церкви проходят в Ирландии интенсивный курс английского языка. Мы также начали переговоры с ирландской стороной о возможности обучения наших студентов на долгосрочных образовательных программах.

Постепенно выстраиваются отношения с различными православными богословскими факультетами Поместных Православных церквей: в Греции, Польше, Сербии и Румынии. Это направление приобретает особую значимость в наше время. Во-первых, качество образования на богословских факультетах в этих вузах заметно растет. Во-вторых, студенты, там обучающиеся, имеют возможность находиться в православной среде и, в итоге, получать диплом европейского образца. Наконец, трудно переоценить значение студенческого обмена для поддержания взаимоотношений между Поместными Православными Церквами.

Кстати, говоря о взаимоотношениях с высшими православными школами, не могу не упомянуть о Свято-Владимирской семинарии. Это ведущая православная семинария, фактически академия, в англоязычном мире. Ее издательство обеспечивает православной богословской литературой всю Америку, Великобританию и многие другие страны. Не стоит забывать, что у истоков школы стояли великие богословы XX века – протоиереи Иоанн Мейендорф и Александр Шмеман.

Расширение географии международного взаимодействия  является важным для Комиссии. Однако первостепенная задача состоит в поддержании и укреплении уже имеющейся, весьма солидной, сети контактов. Что же касается развития новых направлений, то здесь определяющими, на мой взгляд, будут являться три фактора. Первый - потребность в специалистах со стороны богословской науки и административных структур. Второй фактор - наличие в зарубежном вузе ярких профессоров-специалистов в интересующих нас областях. Третий - наличие у нас в резерве способных и мотивированных кандидатов.

Потребность в тех или иных кадрах со стороны научных, административных и социальных институтов Церкви должна определять направленность и динамику деятельности Комиссии. Хотел бы еще раз подчеркнуть, что фактор востребованности той или иной специализации, формы образования или просто повышения квалификации и будет формировать повестку дня деятельности Комиссии.  Поэтому, помимо решения ситуативных задач по организации стажировок или языковых курсов, Комиссия нацелена на реализацию и гораздо более долгосрочных и наукоемких проектов. Речь идет о развитии целых направлений богословской науки: патрологии, литургики, систематического и фундаментального богословия, экклезиологии, социального богословия, диаконии. Понятно, что такие проекты нас еще ждут впереди, когда задачи будут определяться на общецерковном уровне и нагрузка будет распределяться между кафедрами ведущих богословских школ нашего Патриархата. Этот процесс уже начался. Комиссия готова внести свою лепту в этот процесс, мы готовы будем помогать кафедрам в образовании их будущих научных сотрудников и ассистентов.

Безусловно, ни одно наше учебное заведение не окажется способным в одиночку справиться с подобными задачами общецерковного уровня. Поэтому так важно всем заинтересованным институтам научиться работать вместе, объединяться вокруг общих проектов. Объединять усилия  - это не просто тенденция последних лет, это здравый смысл. Для всех, кто вовлечен в научно-образовательную деятельность нашей Церкви – будь то администраторы, профессора или студенты – то, о чем я сейчас говорю, очень понятные вещи. Задачи, стоящие перед нами, настолько комплексны, что существование нескольких центров и установившийся принцип коллегиального взаимодействия – оптимальный modus vivendi.

Кто уже сегодня может стать соискателем стипендии, какими качествами они должны обладать? Существуют ли какие-то критерии отбора студентов?

Главный критерий был и остается неизменным: это готовность работать и находиться в распоряжении Священноначалия Русской Православной Церкви. Просто «одарённости» и «желания выучить иностранные языки» недостаточно. Поэтому первостепенное внимание Комиссия уделяет не тем соискателям, у которых есть только формальная рекомендация со стороны архиерея, ректора или иного начальственного лица, но к тем, на кого действительно возложены определенные надежды и от кого ожидается полноценная отдача по окончании обучения. Комиссии важно, что усилия и ресурсы, которые будут затрачены на образование соискателя, будут компенсированы за счет его деятельности на том или ином поприще в Церкви.

Здесь важно отметить, что Комиссия не сконцентрирована лишь на подборе потенциальных ученых. Мы не меньше заинтересованы в образовании будущих администраторов, церковных дипломатов, специалистов по связям с общественностью, миссионеров и специалистов в социальной сфере. Соответствующие программы нетрудно подобрать.

Предполагается ли приглашать иностранных студентов для обучения в отечественных духовных школах?

Это уже происходит. В настоящее время в Общецерковной аспирантуре, Московской и Санкт-Петербургской духовных семинариях и академиях в общей сложности обучается более полусотни студентов из-за рубежа. География обширна: помимо студентов из ближнего зарубежья, в духовных школах Московского Патриархата обучаются студенты из Финляндии, Польши, Румынии, Словакии, Болгарии, Сербии, Македонии, Греции, Кипра, Германии, США, Японии, Филиппин, Мьянмы, Китая, Северной Кореи.

Привлечение иностранных студентов к учебе в Московском Патриархате является особым предметом заботы Комиссии. Как показывает опыт, полноценное обучение за рубежом не только знакомит человека с иной традицией и культурой, но и навсегда связывает его узами дружбы с профессорами и коллегами. Осознавая это, мы понимаем, что инфраструктура нашего образования должна быть привлекательной. И здесь многое зависит от самих наших школ. Начинать, конечно, нужно с предоставления качественного интенсивного курса русского языка. Определенные шаги в этом направлении уже делаются. В частности, в Санкт-Петербургской академии ежегодно предлагается курс русского языка для иностранных студентов. В Общецерковной аспирантуре такой курс создан год назад и уже сегодня приносит плоды. В частности, за прошедший год для полноценной учебы в аспирантуре и магистратуре подготовлены студент из Японии, студент из Словакии и два студента из Болгарии. В языковой курс входили не только ежедневные занятия в классе, но и экскурсии по музеям и достопримечательностям Москвы, Санкт-Петербурга, Пскова и других городов России с целью приобщения к культурному наследию. В этом году мы ожидаем студентов из Польской Православной Церкви и Америки для учебы в академиях Москвы и Петербурга.

Что ожидает студентов по завершении учёбы? Существует ли механизм их последующего трудоустройства?

Общего механизма, как такового, на данный момент не существует. Да и было бы крайне неразумным на сегодня применять в отношении распределения выпускников зарубежных вузов унифицированный подход. Во многом это связано с тем, что Комиссия нацелена на взаимодействие только с теми кандидатами, которые рекомендуются Священноначалием: епархиальными архиереями, ректорами и главами синодальных учреждений. А это, в свою очередь, предполагает, что рекомендующая к обучению сторона заинтересована в возвращении студента. И потому студент или сотрудник, направляемый на обучение или стажировку, по сути, должен знать, для чего и для кого он туда едет и куда и зачем ему нужно вернуться. И сегодня, в отношении тех студентов, которые были отправлены за рубеж в рамках деятельности Комиссии, этот принцип вполне реализуется. Но если в каком-то случае такой «естественный» механизм не сработает, Комиссия будет готова принять участие в поиске дальнейшего трудоустройства выпускника. Не следует забывать, что председатель Комиссии очень внимательно относится ко всем нашим соискателям и студентам, а многих из них он знает лично. Наш Святейший Патриарх регулярно интересуется судьбой дипломированных специалистов, возвращающихся на Родину. Подобная заинтересованность Священноначалия Церкви не оставит без внимания молодых талантов.

Портал Учебного комитета

Подробнее о взаимодействии с зарубежными университетами см. на официальном сайте Комиссии Московского Патриархата по регулированию студенческого обмена

Multithumb found errors on this page:

There was a problem loading image 'images/stories/news2013/07_july/sizonenko43.jpg'
There was a problem loading image 'images/stories/news2013/07_july/sizonenko43.jpg'

Подробнее...Комиссия Московского Патриархата по регулированию студенческого обмена под руководством митрополита Волоколамского Илариона была образована год назад решением Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. О том, какую роль играет Комиссия в организации иностранных стажировок для студентов духовных учебных заведений Русской Православной Церкви, у кого есть возможность отправиться на учебу за границу, где будут востребованы полученные знания и чего ждут от студентов члены Комиссии рассказывает куратор по учебным заведениям Италии, секретарь ОВЦС по межхристианским отношениям протоиерей Димитрий Сизоненко.

— Отец Димитрий, Комиссия Московского Патриархата по регулированию студенческого обмена была создана год назад. Кому принадлежит идея ее организации и каковы цели ее создания?

 — Комиссия Московского Патриархата по регулированию студенческого обмена была образована по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Ее цель — координировать международные образовательные проекты в масштабах всей Церкви. Образовательные проекты существовали и раньше, но отбор кандидатов во многом носил случайный характер. Бывало, студенты за рубежом нередко были предоставлены самим себе и не очень ясно понимали, чем будут заниматься по возвращении в Россию. В задачи Комиссии входит следить за тем, чтобы такого не было.

 

— Каким образом? Если студент занимается наукой не в полную меру своих сил, а растрачивает их на второстепенные дела, то в таком случае предусмотрены какие-то меры воздействия на него?

 — Обязанность контролировать весь ход обучения студента возлагается на куратора, и в особых случаях Комиссия имеет полномочия принять решение о досрочном прекращении стажировки. Для предотвращения непредвиденных ситуаций секретариат Комиссии запрашивает у студента годовой отчет с отзывом научного руководителя. На основе этой информации Комиссия ежегодно представляет отчет о своей деятельности Святейшему Патриарху и Высшему Церковному Совету.

 — А как обстоят дела со страховкой?

 — Медицинская страховка и все необходимые расходы по оплате учебы и проживания покрываются за счет стипендии.

 

— Комиссия отвечает только за стажировки наших студентов за границей или также будет принимать иностранных стажеров в наших духовных школах?

 — Стажировки иностранных студентов в учебных заведениях Московского Патриархата также входят в сферу ответственности Комиссии. Наибольшее внимание при этом уделяется студентам, которые приезжают в Россию по направлению священноначалия Поместных Православных Церквей.

 

— Какие зарубежные страны и направления сотрудничества приоритетны в работе Комиссии на данный момент и почему?

 — В настоящий момент Московский Патриархат имеет наиболее тесное сотрудничество с университетами Греции, Сербии, Румынии, Италии, Германии, Швейцарии и Франции.

 Если говорить о приоритетах в плане направлений, на первом месте — изучение богословских дисциплин, патристики и истории Церкви, поскольку приобретенные в этих областях знания в дальнейшем окажутся вполне востребованными в преподавательской, миссионерской и внешнецерковной деятельности наших выпускников.

 

— Вы возглавляете направление по сотрудничеству с учебными заведениями Италии. В чем именно состоит это сотрудничество и почему сейчас ему уделяется особое внимание?

 — На протяжении нескольких десятилетий Комиссия по культурному обмену при Папском совете по содействию христианскому единству ежегодно предоставляет студентам из духовных заведений Русской Православной Церкви стипендии для обучения в крупнейших католических университетах Европы. Для тех, кто хотел бы посвятить себя служению Церкви, это замечательная возможность получить великолепное богословское образование и опыт жизни в самобытной интернациональной студенческой среде.

 Прежде всего, учеба в Риме позволяет приобрести уникальный опыт межхристианского общения, дает возможность познакомиться с невероятным богатством традиций древнего и современного христианства, позволяет научиться вести богословский диалог, принимая вызовы современного секулярного мира. С другой стороны, присутствие наших студентов является своего рода миссией, которая позволяет сделать слышимым голос Православной Церкви для широкого круга инославных христиан.

 

— А если говорить о взаимодействии с духовными школами иных Православных Поместных Церквей?

 — Учеба в духовных заведениях Поместных Православных Церквей имеет другие преимущества. Прежде всего, эти контакты жизненно необходимы, как мне представляется, для развития международного сотрудничества в сфере богословском образовании в православном контексте и укрепления внутриправославного единства. Православное богословское образование высокого уровня приносит убедительное свидетельство о вселенскости Православия и может послужить своего рода противоядием против расколов.

 

— Расскажите, пожалуйста, о сотрудничестве Комиссии с учебными заведениями Ватикана. По каким критериям происходит их отбор, можно ли уже говорить о результатах?

 — Сотрудничество с католическими учебными заведениями началось еще в эпоху блаженной памяти митрополита Никодима (Ротова). На всех этапах истории это сотрудничество было чрезвычайно важным для подготовки новых поколений богословов и видных иерархов Русской Церкви.

 Для получения стипендии требуется, прежде всего, базовое богословское образование, интерес к изучению иностранных языков и мотивация.

 

— А каким образом финансируется стажировка?

 — Папский совет по содействию христианскому единству ежегодно выделяет определенное количество стипендий на регулярной основе.

 

— Кто может принять участие в стажировках, которые организует Комиссия, в частности, в стажировках в Италии? Только ли студенты могут воспользоваться такой возможностью или любой человек, который является сотрудником тех или иных церковных структур?

 — Стипендии, о которых я упомянул, предоставляются для получения полноценного богословского образования по магистерской или по докторской программе. Это требует от кандидата, я бы сказал, жертвенной готовности учиться всерьез, а затем с любовью служить Церкви, иначе проведенные в университете годы окажутся напрасной тратой денег, времени и сил. Существует также возможности краткосрочных языковых стажировок, которые студенты или сотрудники синодальных учреждений могут проходить без отрыва от основной работы.

 

— Может ли через Комиссию быть направлен на обучение заграницу человек, не являющийся студентом духовных школ и сотрудником синодальных отделов, который готов обучаться и после этого работать в церковных структурах?

 — Я думаю, решающим фактором является готовность по окончании учебы трудиться на благо Церкви. Для этого не обязательно быть семинаристом или сотрудником синодальных учреждений. Мы хотели бы направлять на учебу достойных кандидатов, а по окончании учебы в их лице получать высококвалифицированные кадры.

 

— Какие именно кадры? Есть ли на них реальный заказ со стороны церковных структур?

 — Учебные программы западных университетов предоставляют невероятное многообразие обязательных дисциплин и спецкурсов, как по своей тематике, так и по методологии.

 К сожалению, то, что Вы назвали как заказ со стороны церковных структур, не использует в полной мере предлагаемые возможности. Как показывает опыт, с наибольшим удовольствием наши студенты изучают историю Церкви, патристику, литургическое и библейское богословие. А число стажеров в значительной степени зависит от количества предоставляемых стипендий.

 

— Организация стажировок — дело затратное. Как правило, предполагается, что отучившийся за границей за счет учебного заведения студент должен по возвращении как-то отработать полученные знания. Как обстоят дела с вашими стажировками?

 — Я бы подошел к затронутой проблеме с другого конца. Без становления личности богословские знания — как кимвал звенящий. Для успешной учебы на чужбине одной любознательности мало. Необходимо ощущать живую связь с Церковью в лице духовного наставника или школы и чувство сопричастности общему делу.

 Председатель Комиссии по регулированию студенческого обмена, митрополит Волоколамский Иларион следующим образом сформулировал эту проблему: «От нас, как священноначалия, студенты ожидают поддержку и мотивацию; в свою очередь от студентов мы ожидаем ответственного подхода, успешного личного результата и, в дальнейшем, творческого вклада в наше общее дело проповеди Христова Евангелия и созидания Его Церкви».

 

— Согласно регламенту Комиссии, студент, прошедший стажировку, может обратиться к Председателю Комиссии с просьбой о содействии в трудоустройстве или же написать прошение правящему архиерею своей епархии. К сожалению, ситуация такова, что в епархиях нужны священнослужители, а вот образование, связанное, скажем, со знанием языков и прочего, не всегда востребовано. То есть, как священник человек востребован, как специалист — нет. Дает ли сотрудничество с Комиссией некие гарантии дальнейшего трудоустройства или же даже с учетом стажировок человек может оказаться не у дел?

 — Одной из задач Комиссии является трудоустройство и участие в дальнейшей судьбе лиц, прошедших обучение за рубежом. Однако я уверен, что творческая личность не может остаться не у дел, поистине «жатвы много, а делателей мало» (Мф. 9: 37).

 

— Как и куда стоит подавать заявку тем, кто хочет поехать на стажировку?

 — Приём заявок на соискательство осуществляется с 1 сентября по 30 апреля, список необходимых документов можно найти на сайте Комиссии. Направлять прошение необходимо Владыке Председателю.

 

— К кому могут обратиться с вопросами студенты и преподаватели духовных школ, заинтересованные в том, чтобы их подопечные поехали на стажировку?

 — С конкретными вопросами все заинтересованные лица могут обращаться к секретарю и членам Комиссии. Все необходимые адреса и номера телефонов можно найти на нашем сайте studexchange.ru.

 

— Кого вы категорически не возьмете в число стажеров? Каковы ограничения?

 — Ограничений нет. Хотелось бы отметить еще раз, что решающее значение при рассмотрении кандидатуры играет мотивация.

 


 Archpriest Dimitry Sizonenko on study courses for theological students abroad

Научно-образовательная теологическая ассоциация Патриархия - сайт Учебный комитет Богослов.RU