ПУБЛИКАЦИИ

Речь первого советника Посольства Французской Республики в России Николя де Лакоста на четвертом научно-практическом семинаре ОЦАД и Центра "Церковь и международные отношения" МГИМО

 

20 октября в актовом зале  Общецерковной аспирантуры и докторантуры имени святых Кирилла и Мефодия состоялся круглый стол "Место церковной дипломатии в современной мировой политике", организованный кафедрой внешних церковных связей ОЦАД и Центра "Церковь и международные отношения" МГИМО (У). В мероприятии приняли участие представители Русской Православной Церкви, эксперты, дипломаты и общественные деятели, в том числе первый советник Посольства Французской Республики в России Николя де Лакост. Он выступил с речью «Взаимодействие дипломатии и Церкви: взгляд из Франции»:

 

Дорогие друзья,

Для меня большая честь произнести сегодня несколько слов по случаю этого важного мероприятия. К сожалению, Посол Франции в России Жан- Морис Рипер не может участвовать в семинаре, но он просил меня поприветствовать всех участников от его имени. Хочу также поблагодарить Общецерковную аспирантуру и докторантуру имени святых Кирилла и Мефодия за гостеприимство.

В своем выступлении я буду руководствоваться речью министра иностранных дел Франции Лоран Фабиус, которую он произнес на коллоквиуме «Религия и внешняя политика» в ноябре 2013 года в Парижском Факультете политических наук. Это выступление дает довольно четкую дорожную карту полезного взаимодействия представителей религиозных конфессий и дипломатов.

I – Работа в посольстве

Моя роль политического советника Посла Франции в России заключается в том, чтобы наиболее четко отслеживать эволюционные процессы в стране, информировать об этом наше руководство в Париже, формулировать различные рекомендации.

Взаимодействие между религией и политикой в России, которая двадцать пять лет назад, можно сказать, официально «вновь обрела» свои православные корни, очень многогранно.

Пытаться понять российскую действительность, абстрагируясь от религиозного фактора, не имеет смысла. Для нас, дипломатов, знание религиозного фактора — это часть более общей задачи: знания «местности», на которой мы работаем.

Многонациональный и многоконфессиональный контекст России делает этот аспект нашей работы еще более интересным. Религиозный фактор оказывает влияние на безопасность – я имею в виду ситуацию на Кавказе, – на равновесие между регионами и федеральным центром, на внешнюю политику, которой порой отдается предпочтение в силу религиозной близости России с рядом других стран.

В ходе большинства своих поездок в российские регионы наш посол встречается с местными религиозными деятелями. Часто это очень интересные встречи: в силу специфики своей работы религиозные руководители часто имеют оригинальный взгляд на окружающую действительность, которую они, как правило, знают очень хорошо.

Кроме этого, Посольство поддерживает регулярный диалог с российскими религиозными руководителями на федеральном уровне. 

II – Инструменты дипломатии

Кроме миссии, которая поручена каждому из 163 послов Франции в мире, наше министерство иностранных дел располагает инструментами, которые позволяют ему наиболее исчерпывающим образом изучать религиозный фактор.

Как отмечал министр Лоран Фабиус, сегодня в международной жизни религия все больше и больше заявляет о себе, и «в этой ситуации ни одна внешняя политика не может обойтись без глубокого знания и изучения религиозных конфессий и без адекватных дипломатических инструментов».

Недавние события на африканском континенте (я имею в виду драму в Университете в городе Гарисса в Кении), участь населения Ближнего и Среднего Востока, но также и моя страна, Франция, где в начале января были совершены теракты, напоминают о важности этих задач.

Для анализа религиозного фактора у Франции есть целый ряд инструментов.

Так, почти столетие назад, в 1920 году, Министерство иностранных дел учредило должность советника по религиозными вопросам при министре иностранных дел. Его задача — поддерживать регулярные контакты с выдающимися религиозными деятелями всех крупных конфессий как во Франции, так и за рубежом. В скором времени Советник по религиозным вопросам обещал приехать в Москву. 

Перед Центром анализа, прогнозирования и стратегии министерства иностранных дел и международного развития стоят задачи более общего характера: это мониторинг и прогнозный анализ среднесрочного и долгосрочного развития религиозного фактора в международных отношениях.

Франция, как и многие другие страны, имеет посольство при Святом Престоле в Ватикане. Это наше самое старое и одно из наиболее престижных дипломатических представительств. Это посольство поддерживает постоянный диалог с руководством Ватикана по всем международным вопросам. Это имеет основополагающее значение, учитывая интенсивную дипломатическую деятельность главы католической церкви, опирающегося я на своих представителей во всем мире. Эта «сеть» одна из самых плотных в мире.

У нашего министерства есть также специальный представитель при Oрганизации "Исламская конференция".

Наконец, традиционно Франция активно работает в крупных международных организациях, где ведет очень тесный диалог с представителями различных конфессий.

III – Возрастающая роль религиозного фактора в международных отношениях теснит традиционную дипломатию между суверенными государствами.

В дипломатическом плане все больше государств отводит важную роль религиозной составляющей своей внешней политики. Это касается не только конфессиональных государств, таких, как Иран или Саудовская Аравия, но также и других стран, которые, не колеблясь, превращают религию во влиятельный инструмент дипломатии – « soft power », - подчеркивая, порой, специфику своей модели.

Россия также включает религиозный фактор в свою внешнюю политику. В качестве иллюстрации приведу две цитаты, которые касаются ситуации в России:

- Митрополит Волоколамский Иларион заявил в 2014 году, что «Российская Федерация – единственное крупное государство мира, которое сделало защиту христиан одним из векторов своей внешней политики».

- По мнению эксперта Bernard El Ghou, «Русская православная церковь способствовала созданию истинной религиозной дипломатии, продвигая таким образом российское влияние в регионах Ближнего и Среднего Востока".

Действительно, религиозное руководство и российские дипломатические и консульские учреждения объединяет все более тесное партнерство. Это партнерство связано также с наличием крупной российской диаспоры на всех континентах.

Как сказал  Лоран Фабиус на коллоквиуме 2013 года, включение религиозного фактора в международные отношения ставит три важные задачи:

- Первая: инструментализация религии в интересах государств. Это может стать ловушкой как для государств, так и для религиозных сообществ, так как каждому придется «выбирать свой курс».

В силу конфессиональных расслоений в речах некоторых политических руководителей слышны требования, которые обретают религиозный, даже священный, характер.

- Вторая:  судьба религиозных меньшинств.

Некоторые страны ограничивают свободу вероисповедания и убеждения во всех ее формах.

Согласно недавнему исследованию, около 30 стран — увы! — затронуты конфликтами «религиозного характера», которые привели к перемещению свыше 18 млн человек.

Состояние дел в сфере свободы совести — хороший индикатор состояния свободы в целом. Религиозные меньшинства часто подвергаются притеснениям, преследованиям и даже гонениям.

Франция особенно привержена вопросу защиты религиозных меньшинств. Это, конечно же, касается христиан Востока. 27 марта этого года Франция организовала заседание Совета безопасности ООН на уровне министров, чтобы привлечь внимание международного сообщества к их судьбе.

Многие страны справедливо возмущаются, однако при этом мало стран конкретно действуют на местах, используя военную силу. Франция принимает непосредственное участие в операциях в Мали и в Центральноафриканской республике (ЦАР), сотрудничает с Камеруном. Кроме этого, моя страна вместе со своими партнерами по коалиции осуществляет воздушные рейды против ИГИЛ в Ираке. Она активно поддерживает посреднические усилия в Йемене и в Ливии.

Кроме этого, Франция принимает на своей земле все большее количество беженцев из этого региона, которые просят предоставить им убежище. Но, как заявил министр Лоран Фабиус, приоритет — «сделать так, чтобы эти люди могли оставаться на своей земле, у себя дома» в безопасности.

- Tретья: дипломатия и международные нормы.

Усиление религиозного фактора имеет также резонанс в области международных норм, в частности, в рамках Совета по правам Человека ООН. Полемика, касающаяся богохульства, возобновилась с новой силой после страшного теракта против Charlie Hebdo в январе 2015 года.

Франция, со своей стороны, не разделяет понятия «диффамации религии», которое пытается навязывать ряд стран. Как напомнил министр, Франция испытывает глубочайшее уважение ко всем религиям, но считает, что защищать следует людей, у которых есть права, в том числе право на свободу мнения и выражения, а также на свободу вероисповедания.

В отношении этих сложных и разнообразных вопросов министр Лоран Фабиус вновь подтвердил позицию Франции. Наша страна методом многочисленных проб и ошибок, а, порой, и кровавых конфликтов (в результате которых, впрочем, в Россию пришли первые гугеноты, изгнанные из-за отмены Нантского эдикта), обрела некоторое равновесие в том, что касается места религиозных дел в политической жизни и государственной деятельности, что также называют «светскость на французский манер».

Эта светскость базируется на трех принципах:

- свобода совести, которая включает свободу выбирать свою религию и исповедовать ее в рамках закона, менять вероисповедание и вовсе не иметь религии;

- нейтралитет со стороны государства, который должен одновременно гарантировать свободное отправление культов как в частной, так и в государственной сфере, и защиту граждан от манипуляций и запугивания со стороны ряда религиозных групп. Плюрализм и свобода совести, впрочем, гарантируются успешнее, когда государство и церковь не стремятся друг другом управлять;

- примат гражданских и политических прав. Это вопрос прав Человека, которые не могут ограничиваться во имя той или иной религиозной нормы.

В международной сфере у политических и религиозных руководителей есть очень много поводов для совместной работы. Это стремление к миру, развитию и социальной справедливости, это и вопросы охраны окружающей среды.

Как говорил министр Лоран Фабиус, «религиозным деятелям следует воздействовать своим моральным авторитетом в интересах диалога, в частности, занимая общие позиции, осуществляя посредническую деятельность, работая на местах. Политическим и дипломатическим руководителям — неустанно искать политические формулировки, способные обеспечить прочное мирное существование».

С этой точки зрения мы внимательно следим за попытками посредничества со стороны религиозных деятелей, – и, в частности, христианских церквей, – направленными на возобновление диалога между русскими и украинцами.

Благодарю Вас за внимание.

Научно-образовательная теологическая ассоциация Православный портал ИИСУС Вопросы теологии Издательский дом «Познание»