НОВОСТИ

×

Ошибка

[SIGPLUS_EXCEPTION_SOURCE] Предполагается, что в качестве источника изображения будет полный URL-адрес или путь к базовой папке изображения, указанным в админке, но stories/news2013/10_oct/08 не является ни URL-адресом, ни относительным путем к существующему файлу или папке.

[SIGPLUS_EXCEPTION_SOURCE] Предполагается, что в качестве источника изображения будет полный URL-адрес или путь к базовой папке изображения, указанным в админке, но stories/news2013/10_oct/06 не является ни URL-адресом, ни относительным путем к существующему файлу или папке.

[SIGPLUS_EXCEPTION_SOURCE] Предполагается, что в качестве источника изображения будет полный URL-адрес или путь к базовой папке изображения, указанным в админке, но stories/news2013/10_oct/04 не является ни URL-адресом, ни относительным путем к существующему файлу или папке.

[SIGPLUS_EXCEPTION_SOURCE] Предполагается, что в качестве источника изображения будет полный URL-адрес или путь к базовой папке изображения, указанным в админке, но stories/news2013/10_oct/05 не является ни URL-адресом, ни относительным путем к существующему файлу или папке.

[SIGPLUS_EXCEPTION_SOURCE] Предполагается, что в качестве источника изображения будет полный URL-адрес или путь к базовой папке изображения, указанным в админке, но stories/news2013/10_oct/03 не является ни URL-адресом, ни относительным путем к существующему файлу или папке.

[SIGPLUS_EXCEPTION_SOURCE] Предполагается, что в качестве источника изображения будет полный URL-адрес или путь к базовой папке изображения, указанным в админке, но stories/news2013/10_oct/02 не является ни URL-адресом, ни относительным путем к существующему файлу или папке.

[SIGPLUS_EXCEPTION_SOURCE] Предполагается, что в качестве источника изображения будет полный URL-адрес или путь к базовой папке изображения, указанным в админке, но stories/news2013/10_oct/01 не является ни URL-адресом, ни относительным путем к существующему файлу или папке.

[SIGPLUS_EXCEPTION_SOURCE] Предполагается, что в качестве источника изображения будет полный URL-адрес или путь к базовой папке изображения, указанным в админке, но stories/news2013/09_sep/17 не является ни URL-адресом, ни относительным путем к существующему файлу или папке.

[SIGPLUS_EXCEPTION_SOURCE] Предполагается, что в качестве источника изображения будет полный URL-адрес или путь к базовой папке изображения, указанным в админке, но stories/news2013/09_sep/16 не является ни URL-адресом, ни относительным путем к существующему файлу или папке.

[SIGPLUS_EXCEPTION_SOURCE] Предполагается, что в качестве источника изображения будет полный URL-адрес или путь к базовой папке изображения, указанным в админке, но stories/news2013/09_sep/15 не является ни URL-адресом, ни относительным путем к существующему файлу или папке.

[SIGPLUS_EXCEPTION_SOURCE] Предполагается, что в качестве источника изображения будет полный URL-адрес или путь к базовой папке изображения, указанным в админке, но stories/news2013/09_sep/14 не является ни URL-адресом, ни относительным путем к существующему файлу или папке.

[SIGPLUS_EXCEPTION_SOURCE] Предполагается, что в качестве источника изображения будет полный URL-адрес или путь к базовой папке изображения, указанным в админке, но stories/news2013/09_sep/13 не является ни URL-адресом, ни относительным путем к существующему файлу или папке.

[SIGPLUS_EXCEPTION_SOURCE] Предполагается, что в качестве источника изображения будет полный URL-адрес или путь к базовой папке изображения, указанным в админке, но stories/news2013/09_sep/12 не является ни URL-адресом, ни относительным путем к существующему файлу или папке.

[SIGPLUS_EXCEPTION_SOURCE] Предполагается, что в качестве источника изображения будет полный URL-адрес или путь к базовой папке изображения, указанным в админке, но stories/news2013/09_sep/11 не является ни URL-адресом, ни относительным путем к существующему файлу или папке.

[SIGPLUS_EXCEPTION_SOURCE] Предполагается, что в качестве источника изображения будет полный URL-адрес или путь к базовой папке изображения, указанным в админке, но stories/news2013/09_sep/10 не является ни URL-адресом, ни относительным путем к существующему файлу или папке.

Multithumb found errors on this page:

There was a problem loading image 'images/stories/news2013/10_oct/08/img_9020.jpg'

img_9020.jpg4 октября 2013 года в Отделе внешних церковных связей Московского Патриархата состоялась встреча делегации преподавателей религии римо-католической епархии Хильдесхайм (Германия) с секретарем ОВЦС по межхристианским отношениям протоиереем Дмитрием Сизоненко.

Во встрече приняли участие  уполномоченный епархии Хильдесхайм по взаимодействию с Восточными Церквами прелат монсиньор Николаус Вирволль и епархиальный советник по делам школы Франц Тальманн, сотрудник ОВЦС свящ. Александр Васютин и референт Общецерковной аспирантуры и докторантуры по международному сотрудничеству Василий Э. Терещенко.

Отец Дмитрий приветствовал гостей от имени председателя ОВЦС митрополита Волоколамского Илариона. Далее состоялась беседа, в которой была отмечена общность позиций Русской Православной и Римо-Католической Церквей по ряду вопросов в области нравственного учения, касающихся таких традиционных ценностей как семья, брак и целомудрие. Особый интерес гости проявили к теме взаимоотношений Церкви и государства в России.

{gallery}stories/news2013/10_oct/08{/gallery}

Встреча состоялась в рамках визита делегации преподавателей религии в школах Германии в Россию для обмена теоретическим и практическим опытом с коллегами из Русской Православной Церкви. В программу поездки также входит участие в семинаре на тему "Религиозное образование в светской школе", организованном Общецерковной аспирантурой и докторантурой при участии синодального Отдела религиозного образования и катехизации, а также посещение одной из крупнейших воскресных школ Московской епархии, действующей при Троицком соборе города Подольска.

Multithumb found errors on this page:

There was a problem loading image 'images/stories/news2013/10_oct/trigg.jpg'

trigg.jpg4 октября 2013 г. известный британский философ и социолог религии, профессор Окфордского университета Роджер Тригг провел семинар в рамках третьей сессии проекта Общецерковной аспирантуры и докторантуры "Религия, наука и общество" в стенах Санкт-Петербургской духовной академии. В ходе работы семинара участники, большинство из которых составляют исследовательскую группу проекта, обсудили темы: "возможна ли приватизация религии?", "должно ли государство быть религиозно-нейтральным?", "религиозная свобода в светском обществе".

Перед началом совместного семинара, организованного совместно Общецерковной аспирантурой и докторантурой и Санкт-Петербургской духовной академией, с приветственным словом от лица ректора СПбДА епископа Петергофского Амвросия выступил проректор СПбДА по научной работе протоиерей Димитрий Юревич.

{gallery}stories/news2013/10_oct/06{/gallery}
От лица ректора Общецерковной аспирантуры и докторантуры, митрополита Волоколамского Илариона, к участникам семинара обратился проректор ОЦАД протоиерей Владимир Шмалий. 

Днем ранее, 3 октября, в Санкт-Петербургском государственном университете профессор Роджер Тригг выступил с открытой лекцией на тему "Естественна ли религия?"

Перед началом выступления профессора Тригга с кратким словом выступили протоиерей Владимир Шмалий и представители руководства СПбГУ - декан философского факультета профессор С.И. Дудник и зав. кафедрой философии религии и религиоведения профессор М.М. Шахнович. По окончании лекции профессор Тригг ответил на вопросы слушателей. Лекция транслировалась в прямом эфире на сайте философского факультета СПбГУ. {gallery}stories/news2013/10_oct/04{/gallery}

Санкт-Петербургский этап проекта «Религия, наука и общество» продлится до конца недели. За это время профессор Тригг прочтет также лекцию в Русской христианской гуманитарной академии (5 октября, 13:00).

Трехлетний проект «Религия, наука и общество» осуществляется Общецерковной аспирантурой и докторантурой в партнерстве с Синодальной библейско-богословской комиссией и англо-американским Обществом христианских философов при поддержке Фонда Джона Темплтона. За это время Россию, Украину и Белоруссию посетят пятнадцать ведущих ученых и специалистов в области социологии и философии религии, современной теологии, диалога науки и религии. {gallery}stories/news2013/10_oct/05{/gallery}

Multithumb found errors on this page:

There was a problem loading image 'images/stories/news2013/10_oct/fokin.jpg'

fokin.jpgС 22 по 25 сентября 2013 г. в Софийском университете св. Климента Охридского прошел третий международный богословский симпозиум Международной Ассоциации православных догматистов (International Association of Orthodox Dogmatic Theologians, сокр. I.A.O.D.T.) по теме «Догмат и терминология в православной традиции сегодня». Участие в симпозиуме приняли такие известные православные ученые, как проф. Георгиос Марцелос (Университет Аристотеля, Салоники), проф. Петр Бутенев (Свято-Владимирская семинария, Нью-Йорк), проф. Мишель Ставру (Свято-Сергиевский богословский институт, Париж), проф. о. Порфириос Георги (Баламандский Униниверситет, Ливан), проф. Георгий Каприев (Софийский Университет), проф. о. Николаос Людовикос (Фессалоникийская Духовная Академия), доц. П. Б. Михайлов (ПСТГУ), проф. Пантелис Калаицидис (Волоская Духовная Академия) и другие. На конференции обсуждались различные вопросы и перспективы православной догматической терминологии, которые можно разделить на три больших группы.

 Многие выступления касались вопроса о «догматическом развитии». Участники единодушно выступили за необходимость сохранения евангельской и апостольской веры, получившей свое определение в творениях святых Отцов и деяниях Вселенских Соборов. Догматические истины имеют вневременный характер, но их вербальное выражение и терминология могут изменяться с течением времени. При этом современные православные богословы рассматривают вопрос о «догматическом развитии» с разных точек зрения: исторической, философской, апологетической, полемической и т.п.

Целый ряд выступлений был посвящен осмыслению богословского наследия таких выдающихся современных православных богословов, как о. Думитру Станилоэ, о. Георгий Флоровский, В. Н. Лосский и митр. Иоанн Зизиулас, которые внесли важный вклад изучение догматической терминологии в рамках своих исследований природы и задач православного богословия в современную эпоху. Особенно это касается вопросов о природе человеческого языка и различия между обозначающим и обозначаемым.

Также обсуждались такие темы, как различие между догмой и керигмой и их соответствующее вербальное выражение; взаимосвязь между догмой и духовным опытом Церкви; а также различные терминологические вопросы, поднимавшиеся в ходе тринитарных и христологических споров, в частности, догматическая терминология Никейского и Халкидонского Соборов.

В симпозиуме принял участие заведующий кафедрой богословия Общецерковной аспирантуры и докторантуры св. Кирилла и Мефодия доц. д.ф.н. А. Р. Фокин, который выступил с докладом «Различия между латинской и греческой тринитарной терминологией» на секции «Современная рецепция соборной терминологии». Доклад вызвал оживленную дискуссию о том, существовал ли в западном тринитарном богословии патристической эпохи точный латинский эквивалент греческого термина ὑπόστασις, и о том, почему блаженный Августин отвергал греческую тринитарную формулу μία οὐσία τρεῖς ὑποστάσεις.

 {gallery}stories/news2013/10_oct/03{/gallery}

Multithumb found errors on this page:

There was a problem loading image 'images/stories/news2013/10_oct/02/tsa_3654.jpg'

tsa_3654.jpg3 октября 2013 года, в день памяти мучеников и исповедников Михаила, князя Черниговского, и боярина его Феодора, чудотворцев, председатель ОВЦС, ректор Общецерковной аспирантуры и докторантуры (ОЦАД) имени святых Кирилла и Мефодия митрополит Волоколамский Иларион совершил Божественную литургию в храме в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Большой Ордынке. Архипастырю сослужили проректор ОЦАД протоиерей Владимир Шмалий, настоятель Богоявленского кафедрального собора протоиерей Александр Агейкин, настоятель храма Троицы Живоначальной в Старых Черемушках протоиерей Николай Карасев, настоятель Илиинского храма в Обыденском переулке протоиерей Максим Шевцов, помощник ректора ОЦАД иеромонах Иоанн (Копейкин), заведующие кафедрами ОЦАД: церковных искусств и археологии − протоиерей Стефан Ванеян, древних и новых языков − иеромонах Иоанн (Гуайта), благочинный приходов Сурожской епархии в Шотландии и Северной Ирландии священник Георгий Завершинский, настоятель Всехсвятского прихода в Лиссабоне игумен Арсений (Соколов), учащие и учащиеся Общецерковной аспирантуры и докторантуры в священном сане, клирики храма.

Среди молящихся за богослужением были секретарь Ученого совета ОЦАД А.И. Мраморнов, заведующий кафедрой управления и канонического права С.Л. Кравец и другие.

{gallery}stories/news2013/10_oct/02{/gallery}

По окончании богослужения митрополит Иларион обратился к собравшимся с архипастырским словом:

    «Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

    Сегодня Церковь празднует память святого благоверного князя Михаила Черниговского и боярина его Феодора. Память этих двух святых возводит наш духовный взор к тем временам, когда Отечество находилось под татаро-монгольским игом. В ту пору каждый князь на Руси, будь то Новгородский, Черниговский или Московский, должен был получать от ордынского хана ярлык, то есть разрешение на правление в своем уделе. Об этих временах напоминает и название улицы, на которой находится наш храм, – Ордынка, ибо отсюда начинался путь в Орду. По этому пути ездили купцы, служилые люди – все те, кого по тем или иным причинам необходимость заставляла посещать Золотую орду.

    Святой благоверный князь Михаил должен был получить от хана ярлык на княжение. Однако когда он вместе со своим боярином Феодором прибыл в ордынские пределы, ему, как и некоторым другим русским князьям, тоже ставшим исповедниками, было предложено принести языческие жертвы, пройти через языческие обряды и тем самым выразить поклонение языческим богам. Это черта, которую наши благочестивые князья никогда не переступали, потому что превыше всего ставили закон Божий, верность Христу и Его Святой Церкви. Для них это было важнее, чем иметь мирскую власть и получить право на княжение в своем родном уделе. И когда перед благоверным князем Михаилом Черниговским встал выбор: поклониться языческим богам и получить ярлык или же исповедовать Христа и стать мучеником, он без колебаний выбрал второй путь. Он избрал путь мученичества и исповедничества и был подвергнут жестоким истязаниям, а затем обезглавлен. Также вслед за ним был истязаем и обезглавлен боярин Феодор, хотя ордынские властители предлагали тому княжение вместо его господина, если он отречется от Христа.

    Святые мученики Михаил и Феодор Черниговские не отреклись от Христа и ценой своей жизни наследовали Царствие Божие, уготованное всем, кто любит Господа и в своей жизни верен Ему. Для них мирская власть, мирские блага не стали более привлекательными, чем Царствие Небесное, обетованное всякому человеку, который в этой земной жизни сохранит верность Христу. И сегодня мы прославляем их как своих небесных покровителей.

    Святые Михаил и Феодор являются святыми покровителями нашего учебного заведения – Общецерковной аспирантуры и докторантуры, которая располагается здесь, по соседству, в Черниговском переулке, названном так именно потому, что в этом переулке находится храм святых благоверных Михаила и Феодора. В этом храме в течение долгого времени пребывали их честные мощи − до тех пор, пока не были перенесены в Кремль.

    Мы сейчас занимаемся реставрацией обоих храмов Черниговского переулка, и если Господу будет угодно, уже в следующем году совершим богослужение в храме святого Иоанна Предтечи, а еще через год, Богу содействующу, будем служить и в храме святых Михаила и Феодора Черниговских. Пока же храм на Ордынке приютил нас − учащих и учащихся Общецерковной аспирантуры − для того, чтобы в знаменательный для нас день мы вместе совершили Божественную литургию, вместе причастились от единой Чаши и вместе прославили наших небесных покровителей − святых Михаила и Феодора.

    Нынешнее торжество выпадает на попразднство Воздвижения Креста Господня, и в эти дни в церкви лежит крест Христов, который мы окружаем благоговейным поклонением, потому что первым мучеником за правду был Сам Господь наш Иисус Христос. Он, ни в чем не повинный, взошел на Крест для того, чтобы Своей крестной смертью искупить наши грехи. Все многочисленные мученики, которые в каждом поколении христианской Церкви приносили свою жизнь Христу, были Его последователями, в своей жизни повторяя Его подвиг. Они бесстрашно шли на мученичество, потому что взирали на крест Христов как символ победы над злом и смертью. Господь давал им особые благодатные силы для того, чтобы претерпевать страдания, истязания и мучения.

    Мученический подвиг христиан продолжается на протяжение всей истории христианства, потому что, как мы слышали в сегодняшнем евангельском чтении, Господь говорил Своим ученикам: «Если мир возненавидел Меня, то он возненавидит вас. Если мир гонит меня, то он будет гнать и вас. В этом мире вы будете гонимы» (см. Ин. 15. 18-19). А почему? Потому что мир сей является миром падшим, в нем существует не только добро, но и зло, в нем есть не только правда, но и ложь. И свидетельство о правде, свидетельство об истине, о добродетельной жизни встречает мощное сопротивление сил зла, которым ненавистен Крест Христов, ненавистен Сам Христос, ненавистна правда, которую Господь принес в наш мир, на нашу грешную землю.

    Поэтому всегда, во все эпохи быть христианином означало быть готовым на исповедничество и мученичество. Может быть, не все с этой задачей справлялись, − были и те, кто отступал и ослабевал, но мы знаем великий сонм мучеников и исповедников, которые не убоялись мучений, страданий и вплоть до нашего с вами времени совершали этот великий мученический подвиг. Подвиг святых новомучеников и исповедников Российских, которые пострадали уже в XX веке, свидетельствует о том, что благодатная сила Божия не оскудевает в Церкви Христовой и наполняет людей во все времена, − тех людей, которые готовы следовать за Христом даже до смерти.

    И сегодня проливается кровь христиан на Ближнем Востоке и в других странах мира, и сегодня появляются мученики, и души их возносятся к Богу. Не прекращается борьба между добром и злом, не прекращается борьба диавола с Церковью, и будет она продолжаться до скончания веков.

    Но для каждого из нас мученики являются напоминанием о том, что земное богатство – не главное в этой жизни. Самое главное − сможем ли мы в тех обстоятельствах, в которые каждый из нас поставлен, исполнять заповеди Божии и следовать за Христом. Не все мы призываемся к мученичеству, исповедничеству, но все мы призваны к тому, чтобы хранить заповеди Божии, исполнять их, воплощать в жизнь то, что Христос заповедовал для каждого из нас в Евангелии, дабы наша принадлежность к Церкви была не пустым звуком, но воплощалась в реальных делах и освящала всю нашу жизнь.

    Это, конечно, в полной мере относится и к тем из нас, кто является начальствующими, учащими и учащимися в Общецерковной аспирантуре. Мы не для того трудимся, чтобы получить земные знания, которые нам помогут в земной жизни. Мы трудимся для того, чтобы стать исповедниками Христовыми, провозвестниками воли Божией в этом земном мире, апостолами Христа − теми, кого Сам Христос призывает на служение для того, чтобы мы несли в мир правду Божию и свидетельствовали о ней, не страшась никаких угроз, нареканий, а если понадобится, то и самой смерти.

    Будем просить святых мучеников Михаила и Феодора Черниговских, чтобы они укрепляли нас на жизненном пути и в служении, помогали нести крест, который Господь возлагает на наши плечи, с той же твердостью, с тем же мужеством, с которыми они несли свой крест. Будем молиться, чтобы ни один день нашей жизни не был прожит напрасно, чтобы мы всегда возрастали в познании Бога и чтобы наше преподавание и обучение были путем, который ведет нас в Царствие Небесное. Аминь».

Ректор обратился к протоиерею Александру Агейкину, протоиерею Николаю Карасеву и протоиерею Максиму Шевцову со словами благодарности за предоставление иногородним аспирантам места для проживания.

Митрополит Иларион также поблагодарил всех начальствующих и учащих − «всех, кто трудится, чтобы наша молодежь получила необходимые знания, которые помогут им в несении их церковного послушания».

Архипастырь призвал аспирантов ответственно и внимательно подходить к годам учебы. «Это возможность, которая дается вам один раз и плоды которой вы будете ощущать на себе в течение всей последующей жизни… Учитесь думать и рассуждать, мыслить, работать с первоисточниками, изучайте историю Церкви, богословие и все то, что необходимо, чтобы в этой жизни справиться с возложенными на вас задачами, дабы в будущей жизни достичь Царствия Небесного».

Затем митрополит Иларион вручил дипломы защитившим докторские диссертации. Решением Святейшего Патриарха согласно ходатайству Общецерковного диссертационного совета ученая степень доктора богословия присуждена профессору В.Н. Катасонову и игумену Арсению (Соколову). Магистерский диплом вручен Р.В. Черняку.

 
Служба коммуникации ОВЦС/Общецерковная аспирантура и докторантура

 

Multithumb found errors on this page:

There was a problem loading image 'images/stories/news2013/10_oct/01/ska_9154_p.jpg'

ska_9154_p.jpgВ продолжение спецкурса «История христианской мысли» 1 октября 2013 года в Национальном исследовательском ядерном университете МИФИ лекцию о разделениях в христианском мире и различиях в вероучении между христианскими конфессиями прочел митрополит Волоколамский Иларион, глава Отдела внешних церковных связей, председатель Синодальной библейско-богословской комиссии, ректор Общецерковной аспирантуры и докторантуры, заведующий кафедрой теологии МИФИ.

Слушателями лекции стали ректор университета М.Н. Стриханов, проректоры и деканы вуза, преподаватели и студенты.

Предварил ее показ пятого фильма из документального цикла митрополита Илариона «Церковь в истории».  В нем повествуется о случившемся в XI веке расколе между Римом и Константинополем, последствия которого христианский мир испытывает до сих пор.
{gallery}stories/news2013/10_oct/01{/gallery}
Затем владыка Иларион рассказал слушателям об основных различиях между Православием, католицизмом и протестантизмом. Чтобы понять всю значимость произошедшего в XI веке события для истории христианства, нужно вспомнить об эпохе Вселенских Соборов, о догматах, о Символе веры, отметил архипастырь:

    «Символ веры – это краткое изложение всех основных догматов, то есть вероучительных истин христианской Церкви. Он читался как присяга каждым человеком, который приходил к Таинству крещения, причем крещение в те времена воспринималось не как малозначащий ритуал, как это часто, к сожалению, бывает в наше время. Многие приходили к крещению в сознательном возрасте, и этому предшествовало оглашение: люди приходили в церковь, встречались со священником или епископом, и он объяснял им основные истины христианской веры. Как правило, эти огласительные беседы строились в форме толкований на Символ веры. И Символ веры в итоге зачитывался самим крещаемым в момент Таинства крещения.

    Естественно, что слова Символа веры были отточены на протяжении веков. Они были приняты на одном Вселенском Соборе, дополнены на другом Вселенском Соборе, и предположить, что в эти слова можно внести хотя бы какое-то дополнение или изменение, было совершенно невозможно. Поэтому та добавка, которая появилась на Западе, – а появилась она не внезапно, но в результате определенного развития богословской мысли – на Востоке была воспринята с недоверием.

    Нужно также помнить, что вселенская Церковь (какой она сложилась, по крайней мере, к IV веку) была Церковью с очень многими различными традициями. Во всей Церкви были одни и те же Таинства – например, крещение, через которое начинается христианская жизнь, и Таинство Евхаристии, которое скрепляет все тело Церкви по всему миру в единый церковный организм, − но обычаи, обряды, связанные с совершением этих Таинств, были различными. Были, например, разные обычаи соблюдения поста: на Востоке было больше постных дней, чем в западной Церкви, и постились там более строго. Существовало много других обрядовых различий, и на протяжении тысячи лет они не мешали христианам ощущать себя единым церковным организмом, распространившимся по всему миру. Наверное, эти обрядовые различия могли сохраняться и дальше в лоне единой Церкви, если бы не случилось то несчастное стечение обстоятельств, которое привело к расколу XI века.

    Вы должны знать, что до великого раскола XI века в истории Церкви был еще один раскол. Он произошел в V веке после Халкидонского (IV Вселенского) Собора. В этот момент произошло разделение между, с одной стороны, Церковью Константинопольской, Иерусалимской, Антиохийской и, с другой стороны – Церквами Коптской и Армянской. И это разделение существует до сих пор. То есть когда мы говорим о Православной Церкви, то имеем в виду сообщество Поместных Православных Церквей − так, как оно сегодня существует, − и не включаем в него Армянскую Церковь, Коптскую Церковь и еще несколько Церквей Ближнего Востока, а также Африки и Индии. Эти Церкви мы называем Древними Восточными Церквами, хотя они сами себя называют православными. Мы относимся к ним с уважением, но между нами нет евхаристического общения.

    Что такое евхаристическое общение? Как я неоднократно говорил в своих лекциях, признаком единства Церкви, признаком пребывания людей внутри одного церковного организма является возможность для них вместе совершать Евхаристию, вместе причащаться от единого Хлеба и от единой Чаши. Там, где нарушается церковное единство, нарушается и единство Евхаристии, то есть всякий серьезный разрыв в жизни Церкви сопровождался разрывом того, что мы называем евхаристическим общением. Иначе говоря, православные и армяне могут друг друга уважать, могут друг друга любить, более того – они взаимно признают крещение друг друга, но они не могут участвовать в Евхаристии друг у друга. То есть, например, я как православный христианин не могу причащаться в армянском храме, а христианин – член Армянской Церкви – не должен причащаться в православном храме.

    Возвращаясь к теме раскола XI века, о котором говорилось в только что показанном фильме, надо отметить, что это был раскол между двумя местными Церквами – Константинопольской и Римской. Но Римскую Церковь как местную воспринимали только на православном Востоке. А сама Римская Церковь постепенно, на протяжении веков выработала учение, согласно которому она является Вселенской Церковью и все другие Церкви должны как бы входить в ее орбиту, а все Патриархи − подчиняться Римскому Папе. Учение о первенстве Римского Папы, по сути дела, и явилось главной причиной разрыва между православными и католиками, − не филиокве (filioque), то есть учение об исхождении Святого Духа от Отца и Сына, а именно учение о первенстве Папы и вытекавшие из него последствия.

    Исторически сложилось так, что Церковь на Востоке и на Западе развивалась разными путями. На востоке, как мы видели в фильме, всегда была сильна власть Константинопольского императора, который по факту своей большой власти, а также в связи с тем, что он был церковным человеком и членом Церкви, нередко напрямую вмешивался в церковные дела. По сути дела, во многих случаях он реально управлял Церковью. Он мог позволить себе назначить то или иное лицо на Патриарший престол, сместить Патриарха, если тот был ему неугоден, назначить нового и т.д.

    Исторически на Востоке сложилось несколько центров церковной власти, из которых после эпохи арабского нашествия сильным оставался только один – это Константинополь, а древние Патриархаты – Александрийский, Антиохийский и Иерусалимский – после арабского нашествия утратили свое могущество. На Западе же происходила постепенная децентрализация гражданской власти, и в конце концов власть императора священной Римской империи, которая формально была перенесена в Константинополь, реально оказалась в руках франкского короля, которого короновал Папа. У самого же Папы Римского, помимо власти духовной, в руках сконцентрировалась еще и очень большая политическая власть, почему он был не просто духовным главой Западной Церкви, но еще и мирским правителем: у него были земли, рабы и войска. И нередко Папы вели войны, а иной раз даже сами садились на коня и брали в руки оружие.

    Разница ситуаций, которые сложились на Востоке и на Западе, предопределила разрыв, который произошел в XI веке по политическим причинам. Мы с вами слышали сейчас цитаты из полемической литературы – как друг о друге писали православные и католики. Конечно, сейчас мы можем посмеяться над приводившимися тогда аргументами, когда, например, православные говорили о том, что католики еретики, потому что они употребляют в пищу мясо бобра, в том числе его хвост, или пьют свою мочу. Но вот такой был тогда уровень полемики и такой был уровень агрессии, возникшей между двумя крупными христианскими сообществами. Причем, к сожалению для истории христианства, это противостояние между Востоком и Западом сохранялось на протяжении более 900 лет. В углубление этого противостояния внесли свой вклад и крестовые походы, и политика унии, и, конечно, все возраставшее отчуждение между Востоком и Западом.

    Что такое уния? Это такая политика Рима, которая предполагала, что православные могут сохранить свою внешнюю обрядовую сторону, но при этом признать главенство Папы и католические догматы. В течение истории несколько раз Католическая Церковь пыталась навязать унию православным; происходило это в разных странах и с разным успехом. И до сих пор существует Греко-Католическая церковь, которую мы называем униатской (сами себя греко-католики так не называют), которая сохраняет восточный обряд, то есть по внешней видимости является как бы православной, но находится в составе Католической Церкви. За богослужением там поминается Папа, и по своему вероучению они являются католиками.

    Этот антагонизм между Востоком и Западом, как я уже сказал, сохранялся на протяжении девяти веков. Что это означало для православных и католиков? Прежде всего, они воспринимали друг друга как врагов, а на миссионерском поле − как соперников, а не союзников. Когда, например, в начале XIX века один католический архиепископ из Франции оказался в Москве и посещал соборы Московского Кремля, ему были предложены для поклонения находящиеся там мощи святых. Он прошел мимо этих мощей и даже не перекрестился. Когда по выходе из собора его спросили: «А почему Вы не поклонились иконам, мощам святых?», − тот сказал: «Не могу же я поклоняться святыням вашей схизматической (то есть раскольнической, отступнической) церкви».

    Конечно, этот антагонизм сохранялся и на бытовом, и на личном, и на политическом уровнях. Получилось так, что некоторые государства приняли в качестве государственной религии православную веру, а некоторые – католическую. И если православное население оказывалось в католических странах, оно, как правило, подвергалось разнообразным гонениям вплоть до физического уничтожения.

    Нужно еще сказать о том, что на официальном уровне между руководством Церквей (за исключением тех случаев, когда созывались соборы для принятия унии, как это было в середине XV века во Флоренции и Ферраре) практически контактов не было. Не было взаимных визитов, встреч, диспутов и переписки. То есть два мира оказались разделенными, и христиане Востока и Запада находились по разные стороны баррикад.

    В западной Церкви происходили свои внутренние процессы и свои дальнейшие расколы. В этом отношении очень важным для истории западной Церкви является XVI век, когда произошло сразу два крупных раскола: это протестантское движение и появление протестантской церкви, и англиканское движение и появление Англиканской Церкви.

    Что такое протестантизм и откуда он появился? Родоначальниками его являются несколько людей в разных странах Европы. Но, пожалуй, самым главным из них и тем, с кого, собственно, все началось, является католический монах Мартин Лютер. В 1517 году он прибил к дверям собора в Виттенберге тезисы, в которых выступал против различных нарушений, с его точки зрения, в Римско-Католической Церкви. А нарушений было много, они были связаны, в том числе, и с тем, что Римские Папы. помимо власти духовной, обладали властью светской. Эта власть нередко приводила их к различным злоупотреблениям, а также к безнравственному образу жизни. Может быть, некоторые из вас смотрели сериал «Борджиа», рассказывающий о том, как Католическая Церковь жила на определенном этапе своего развития, когда во главе папского трона встало семейство Борджиа – людей весьма развращенных, далеких от христианских идеалов; тогда на папском престоле и вокруг него творились всякие беззакония.

    Все это было достаточно хорошо известно, и внутри Католической Церкви начало созревать протестное движение. Причем мы должны понимать одну очень важную вещь: это движение изначально не было стремлением сделать Церковь более либеральной. Наоборот, это было движение за очищение Церкви от мирского влияния и за возвращение к апостольским временам. Мартин Лютер именно под этим знаменем начал собирать вокруг себя людей. Но помимо чисто богословских воззрений, которые он проповедовал, он начал создавать и определенную культуру, в том числе литургическую, которая оказалась близкой для очень многих людей.

    Что я имею в виду? На протяжении многих веков, вплоть до середины XX столетия, богослужение в Католической Церкви совершалось почти исключительно на латинском языке вне зависимости от того, в какой стране служили священники. Уже ко временам Реформации простые люди перестали понимать латынь, и это было серьезным препятствием для того, чтобы они понимали богослужение, активно и сознательно в нем участвовали. Так вот, одной из реформ, которую инициировал Лютер, было обращение к национальному языку как языку, на котором возможно совершать богослужение.

    В это время в Католической Церкви трудились композиторы, писавшие очень сложную для понимания полифоническую музыку, где хор пел на много голосов, которые вступали в разное время, мелодические линии перекликались, и все это исполнялось на латинском языке. Это было очень красиво с эстетической точки зрения, и до сих пор произведения средневековых католических композиторов, композиторов ранней эпохи Возрождения звучат на концертах. Но люди не могли понимать эту музыку и звучавшие в песнопениях слова.

    Лютер начал писать на обычном немецком крестьянском языке простые и доступные для понимания стихи, которые он (или те композиторы, которые на него работали) клал на музыку. И очень быстро при помощи этих песен, которые приобрели чрезвычайную популярность (назывались они хоралами), Лютер завоевал практически половину Европы. Протестное протестантское движение охватило очень многие страны и пустило в них глубокие корни. Для европейского христианства, начиная с XVI века, эта эпоха стала временем внутреннего раскола. Причем, как это бывает со стеклом, которое разбили молотком, оно не просто разделилось на 2-3 части, но каждая из этих частей потом имеет тенденцию раскалываться дальше.

    Точно так же произошло с протестантским движением. Протестантизм начал раскалываться. Создавались новые и новые церкви, все более мелкие. В каждой стране эти церкви могли объединяться в какие-то группы или, наоборот, опять дробиться. Это движение охватило весь европейский континент.

    Кроме того, в XVI веке возник еще один раскол: появилось так называемое англиканское движение. Оно имело своими причинами совсем не богословские аргументы, даже не вопросы церковно-прикладного характера. Просто произошло так, что английский король Генрих VIII, не получив от Папы разрешения на вступление в очередной брак, решил отделить английскую Церковь от Римского престола и объявил себя главой этой Церкви. С этого момента началось англиканское движение, которое очень долго не имело каких-либо ярко выраженных богословских или литургических особенностей: католики и англикане совершали очень похожее богослужение, учение у них было схожим. И только в XIX веке англиканство постепенно начало сближаться с протестантизмом. Сегодня англикане уже стоят гораздо ближе к протестантам, чем к католикам.

    Помимо того, что существовало различие с православными в богословских вопросах (как, например, в учении о филиокве), на Западе продолжала, в том числе и в противовес протестантизму, укрепляться и возрастать власть Папы, который приобретал все больший авторитет. Причем авторитет он приобретал не только вследствие военно-политических успехов, но и благодаря деятельности богословов, которая была направлена на придание этому авторитету особого сакрального характера.

    В результате этого очень длительного развития в середине XIX века на Первом Ватиканском Соборе был принят догмат о непогрешимости или, если более точно перевести с латыни употребленное в данном определении слово «Infallibilitas», безошибочности Папы. Согласно этому догмату, Римский Папа, когда говорит «ex cathedra», то есть с высоты своего Папского престола, и излагает учение Церкви, является безошибочным (непогрешимым). На практике это означает, что Римского Папу никто не может оспорить и что его власть признается более высокой, чем власть Собора епископов.

    На христианском Востоке сохранялось и до сих пор сохраняется система, которую мы на сегодняшнем языке могли бы назвать демократической и выборной. Каждый епископ является лицом выборным − он избирается на свое служение, и архипастыри вместе в одной конкретной области составляют Собор епископов. Причем каждый из них выражает не свое мнение, а является как бы делегатом от своей епархии, прихожан и священников. Так вот, на земном уровне высшей властью в Православной Церкви является Собор епископов. Если вас кто-нибудь спросит: «Какая высшая власть в Русской Православной Церкви?», никогда не говорите, что это Патриарх; высшей властью в Русской Православной Церкви обладает Архиерейский Собор или Поместный Собор.

    Архиерейский Собор – это собрание всех епископов Церкви, Поместный же – собрание всех епископов, к которым еще добавляются представители духовенства, монашества и мирян. Эти два Собора обладают в Русской Церкви высшей властью. Они избирают Патриарха, и Патриарх вместе со Священным Синодом подотчетен Архиерейскому Собору.

    Такая система с теми или иными модификациями существует во всех Православных Церквах, то есть в каждой Православной Церкви есть некий Глава − человек, который является первым среди епископов (он носит название либо Патриарха, либо Митрополита, либо Архиепископа), и есть Собор епископов. Патриарх подотчетен Собору епископов. Если епископы захотят Патриарха снять, они могут это сделать общим голосованием. В Католической Церкви это практически невозможно, потому что в ней любой собор епископов имеет только совещательный голос, но не принимает решения, − это отнесено к ведению Папы. Так, например, было со Вторым Ватиканским Собором уже в XX веке: епископы обсуждали разные вопросы, принимали документы, различные заявления, но решения вступали в силу только после того, как их утверждал Папа своей подписью. Если нет подписи Папы, значит, решение не вступает в силу. Более того, если епископы принимают какое-то решение, а Папа говорит, что он против, значит, это решение становится недействительным.

    Получается, что существуют как бы две модели церковного устройства. С одной стороны, есть модель, которую мы называем соборной, когда решения принимаются большинством голосов епископов как наследников апостолов, носителей церковной власти и гарантов чистоты церковного учения. Когда спрашивают, кто является в Православной Церкви гарантом чистоты учения, гарантом Православия, ответ один: таким гарантом является никто иной, как православный народ. Сами люди сохраняют свою веру, и механизмом ее защиты становится соборный разум Церкви, который выражен через голос епископов.

    В Католической Церкви существует другая система: в ней главным источником власти является не Собор, а Папа, и каждый епископ, который назначается на то или иное служение, получает мандат от Папы, то есть является его представителем. Соответственно, любой католический архиепископ, будь то в Австрии, Германии, Франции, России, где бы то ни было, имеет власть постольку, поскольку получил ее от Папы. Римский Папа является для католиков гарантом передачи власти и ее легитимности. Поэтому если, например, где-то появляется католическая община, которая административно не связана с Папой, то такая община католиками не признается как католическая.

    Это различие между православными и католиками существует и сегодня. Для того, чтобы понимать это различие, конечно, необходимо знать историю, но очень важно также знать, что это различие означает для сегодняшней жизни. Мы живем не в XI или XVI веке, а в XXI столетии, и многие люди сейчас говорят: «Ну какая, собственно, разница: православный ты или католик, если ты в Бога веришь, в церковь ходишь, Христа признаешь Богом и Спасителем?». Несмотря на все различия между православными и католиками, несмотря на всю сложную и трагическую историю, в которой были и крестовые походы, и уния, и с взаимные обвинения, и полемика, Православная и Католическая Церкви остаются очень близкими друг другу. У нас практически тот же самый Символ веры, кроме одного слова, которое туда вставили католики. У нас очень близкое учение о церковных Таинствах: и православные, и католики вступают в Церковь через Таинство крещения, за которым следует Таинство миропомазания. И православные, и католики считают главным Таинством Церкви Евхаристию, то есть причащение Тела и Крови Христовых под видом хлеба и вина. Православные и католики признают семь Вселенских Соборов и догматы, которые были на них приняты, только у католиков после Седьмого Вселенского Собора были еще Соборы, и сейчас по их счету Вселенских Соборов, кажется, двадцать два. А у нас так и осталось их семь, потому что после VII Вселенского Собора на православном Востоке Вселенские Соборы не собирались.

    Сейчас идет речь о том, чтобы созвать Всеправославный Собор, то есть чтобы православные всех Церквей приехали в какой-то один город, встретились вместе. Такого Собора тоже не было на протяжении многих веков, но даже если он соберется, мы не будем именовать его Вселенским, а назовем Всеправославным, потому что Вселенский Собор, с нашей точки зрения, возможен только тогда, когда западные и восточные христиане вновь объединятся в единую Церковь. А произойдет на нашем веку или когда будут жить наши внуки, произойдет ли это вообще в земной истории, – вопрос, на который мы ответа дать не можем.

    Но вот какие процессы происходили уже в XX веке, в особенности в послевоенный период. В XX веке, после многих веков антагонизма, войн и противостояния между католиками, православными и протестантами, в разных Церквах появилось движение за церковное единство. Первоначально оно было вдохновлено идеалом возвращения к единству Церкви. Многие из тех, кто в это движение входили в конце 40-х, в 50-е годы, думали, что достаточно провести серию богословских диалогов, так сказать, сверить часы, чтоб понять, что у нас гораздо больше общего, чем того, что разделяет, и можно будет восстановить расколотое церковное единство. Появилось так называемое экуменическое движение, был создан, например, Всемирный совет церквей, который объединил более трехсот Церквей и общин, православных и протестантских; при этом католики не захотели войти в эту организацию.

    Католики со своей стороны начали делать шаги навстречу православным и протестантам. Например, одним из достижений Второго Ватиканского Собора, который прошел в 1960-е годы, было признание того, что Православные Церкви не являются с точки зрения католиков какими-то раскольничьими безблагодатными сообществами, что в них совершаются действительные Таинства, что Православные Церкви обладают благодатью Божией, но только не находятся в общении в Римским Престолом. Это был очень важный шаг навстречу Православной Церкви.

    Православные тоже начали делать встречные шаги, но в Православной Церкви до сих пор нет официальной точки зрения, согласно которой Таинства Католической Церкви являются действительными. У нас нет официального заявления или документа по этому вопросу, тем не менее, практика показывает, что действительность Таинств православными и католиками признается взаимно. Чем это подтверждается? Во-первых, тем, что если человек крещен в Католической Церкви и решает принять Православие, мы его второй раз не крестим, но считаем его уже крещеным. Более того, если католический священник переходит в Православие, мы его второй раз не рукополагаем, но принимаем как священника, и он становится православным священнослужителем. Даже если Римский Папа захочет перейти в Православие, он у нас будет считаться епископом − мы не будем его заново рукополагать в епископский сан. О чем это говорит? О том, что фактически взаимное признание Таинств между православными и католиками существует. Также, если православный священник перейдет в католичество, он там останется священником, а епископ − епископом. У нас имеется взаимное признание Таинств, но нет общения в Таинствах. Это значит, что при переходе из одной Церкви в другую мы признаем совершенные в той, другой Церкви, Таинства как действительные, но при этом совместно Таинства не совершаем, то есть не крестим, не причащаемся вместе. И когда православный человек приезжает на Запад, он может прийти в католический храм, помолиться, постоять на службе, но не должен подходить к Причастию, − не потому, что мы не признаем причастие католиков, а потому что у нас нет общения в Таинствах, то есть это вопрос, скорее, церковной дисциплины.

    На основании этого вы, конечно, понимаете, что Православная Церковь и Католическая Церковь являются очень близкими друг другу по всему своему вероучению, по учению о Таинствах, по церковному строю. И уже в конце XX века в результате богословского диалога между православными и католиками и на Западе, и на Востоке очень выросло и укрепилось понимание того, что мы в современном мире не соперники, а союзники, то есть православные и католики на миссионерском поле не должны действовать в ущерб друг другу, − они должны и могут работать вместе.

    Богословский диалог, который начался в 80-х годах, продолжается до сих пор. В ходе него мы обсуждаем, в том числе, и разделяющие нас вопросы − такие, например, как власть Римского епископа, прерогативы его, учение о непогрешимости и т.д. Этот диалог пока не привел ни к каким видимым результатам, правда, в ходе него со стороны католиков были сделаны дополнительные шаги навстречу православным. Например, в течение десяти лет мы с католиками обсуждали тему унии (что это такое, насколько она приемлема), и католики в 1993 году признали и подписали вместе с православными документ, в котором признается, что уния не является путем к единству, что она была исторической ошибкой. Это не предполагает, что униатские церкви надо упразднить − они существуют и будут существовать. Однако такое признание означает, что ошибки прошлого не надо повторять в будущем, то есть, иначе говоря, никаких новых уний Католическая Церковь православным в дальнейшем предлагать не должна, а путем к сближению должен быть путь богословского диалога.

    А вот будет ли такое сближение, будет ли восстановление евхаристического единства – это вопрос, на который сегодня, я думаю, никто ответа вам дать не сможет. Я лично как многолетний участник православно-католического диалога на разных уровнях думаю, что при моей жизни этого воссоединения не произойдет. Слишком много накопилось разногласий − не только вероучительных, но и тех, что возникли в ходе истории, − и их будет очень трудно уврачевать. Достаточно сказать, что у нас очень разные святые. Есть люди, которые в Православной Церкви почитаются как святые, а в Католической Церкви к ним отношение отрицательное. Есть и такие, кто канонизирован католиками, а мы воспринимаем их как гонителей Православия. Например, был такой католический архиепископ Иософат Кунцевич, который действовал в Беларуси и впоследствии плохо кончил; в памяти православных он остался именно как гонитель, а в Католической Церкви почитается как святой.

    Все эти вопросы делают восстановление, скажем так, административного единства, а следовательно, и восстановление евхаристического общения между православными и католиками труднодостижимым. Тем не менее, хотел бы подчеркнуть, что сегодня существует очень твердое убеждение и в католической среде, и среди значительного числа православных верующих (не хочу сказать, что все православные верующие так считают, но очень многие), что православные и католики – союзники, а не соперники, не враги, что они могут работать вместе, могут вместе осуществлять христианскую миссию, участвовать в социальных и благотворительных проектах. При этом сохраняется разделение, которое выражается в том, что мы не можем вместе совершать Евхаристию. Часто спрашивают: «Если муж православный, а жена – католичка, могут ли их повенчать в православном храме?». Да, могут. Согласно учению Русской Православной Церкви, если одна сторона брака состоит в Католической Церкви, а другая − в Православной, венчание может быть совершено в православном храме при условии, что дети будут воспитываться в православной вере. Надо сказать, что у католиков есть точно такое же решение в отношении Православной Церкви.

    Теперь несколько слов о современном состоянии протестантизма и англиканства. Я уже сказал, что православные и католики, несмотря на все накопившиеся различия, сохраняют единство по существу веры. К сожалению, этого сейчас нельзя сказать о Православии и протестантизме, потому что протестантский мир за свою почти уже 500-летнюю историю прошел очень большую эволюцию. Как я уже сказал, протестантизм разбился на множество церквей и течений. Некоторые из этих церквей трудно вообще назвать таковыми потому, что они настолько далеко отошли от изначальной христианской Церкви, что в их учении, практике, церковной жизни мы уже не распознаем черты Церкви.

    Что произошло в протестантизме после того, как Лютер и другие начали свои реформы? С нашей точки зрения, они, как говорится, вместе с водой выплеснули и ребенка, то есть, начав реформирование некоторых обрядовых, внешних сторон Церкви, они постепенно и очень быстро пришли к тому, что начали реформировать церковное учение. Например, они отказались от учения о Таинствах в том смысле, в каком оно существует до сих пор у православных и католиков. Конечно, у протестантов и сейчас существуют крещение и евхаристия, но при этом, они, например, не считают, что хлеб и вино на Евхаристии – это истинные Тело и Кровь Христа. Если вы присутствуете на протестантской или англиканской евхаристии, то в самом тексте богослужения говорится о том, что это Тело и Кровь Христа, но богословское осмысление в протестантской среде этого Таинства не предполагает веру в то, что люди могут причащаться реального Тела и реальной Крови Христа, и евхаристия воспринимается как некое символическое богослужение, которое просто напоминает о Тайной вечере, совершенной Иисусом Христом.

    В последние годы в протестантской среде в Западной Европе, Скандинавии, в Америке наблюдается еще одно очень тревожное для нас явление, а именно либерализация нравственного учения, когда во многих протестантских церквах начали говорить, например, что христианское, библейское представление о браке является устаревшим, что церковь вполне может признать не только традиционный брак между мужчиной и женщиной, но также и различные «современные формы брака», например, союз между людьми одного пола. Сейчас уже есть такие протестантские общины, где вводится ритуал благословения однополых союзов, то есть некий аналог венчания, только для однополых пар. Мы, конечно, с этим не можем согласиться, точно так же, как с этим не соглашаются и католики. Почему? Потому что мы считаем, что браком и семьей является союз между мужчиной и женщиной, который был установлен Богом. Мы считаем, что семья – это не человеческое, но Божественное установление.

    Мы никоим образом не призываем к дискриминации сексуальных меньшинств. Мы не говорим, что люди, живущие в однополых партнерствах, должны каким-то образом подвергаться гонениям и преследованиям. В современном свободном мире каждый человек выбирает себе своего партнера. Но мы против того, чтобы однополые союзы приравнивались к семьям. Мы против того, чтобы однополым союзам давалось право усыновления детей, как это уже сейчас происходит в некоторых странах Запада. Мы против того, чтобы общины, именующие себя христианскими, как бы в угоду современной моде, современным секулярным тенденциям меняли христианское нравственное учение для того, чтобы его сделать более, так сказать, современным, более доступным для людей. Если в Священном Писании тот или иной образ поведения называется грехом, Церковь продолжает называть его грехом. Это не значит, что мы с неким осуждением, брезгливостью относимся к представителям таких меньшинств. Ведь и среди православных есть такие люди. Они приходят на исповедь к священникам, мы с этими людьми работаем. Но мы никогда не скажем им, мол, ваш образ жизни правильный, вас такими Господь создал, вот вы живете в однополом партнерстве, и хорошо − вы через это реализуете свой образ жизни. Нет. Мы им скажем, что гомосексуализм является грехом, что такой образ жизни Церковью не признается, что христианин призван в себе подобные влечения изживать. Каким путем ему идти к этому − уже совершенно другой вопрос, вопрос пастырский. У нас есть опыт пастырской работы с такими людьми.

    В контексте рассказа о различных христианских конфессиях я должен сказать, что между православными и протестантами сегодня имеются очень существенные различия, которые не позволяют нам считать протестантов Церквами в полном смысле этого слова. Мы, конечно, говорим о протестантских церквах − либо по инерции, либо из вежливости, когда ведем с ними диалог, но считаем, что во многих из них основополагающие элементы церкви утрачены.

    Это, к сожалению, мы можем сказать также и о некоторых англиканских церквах, потому что англиканский мир тоже раскололся на различные течения, на различные общины. Например, есть Епископальная церковь США, которая стоит на крайне либеральных позициях, где епископом может стать открытый практикующий гомосексуалист. С такими общинами мы прекращаем всякий диалог, потому что считаем, что не можем свидетельствовать об основополагающих нравственных ценностях совместно с той церковью, которая эти ценности отвергает.

    Все, что я вам сегодня рассказал, имеет значение не только в контексте исторического феномена, но и непосредственно относится к нашей с вами жизни, в том числе и потому, что мы живем в многоконфессиональном обществе. Очень часто в реальной жизни мы сталкиваемся с Католической Церковью, с протестантами. Да и в собственной семье можно столкнуться с этим, если, например, вы православный человек, и вам доведется влюбиться в девушку-католичку или протестантку. Кроме того, мы, конечно, с этой проблематикой сталкиваемся и когда думаем о судьбе нашего народа, о тех ценностях, на которых строится его жизнь.

    Буквально несколько дней назад я был на Валдае, где состоялось заседание «Валдайского клуба». Это дискуссионный клуб, который был создан Президентом России десять лет назад, на встречи в его рамках приезжают люди из Западной Европы, представители оппозиции, и рассуждают о разных важных вопросах. Президент в своей речи перед участниками клуба сказал о важности диалога между различными религиями и конфессиями, о необходимости отстаивания уже в нашем российском контексте того, что он назвал традиционными ценностями, − прежде всего, семейных ценностей.

    Сегодня на Западе либерализация, о которой я уже говорил, коснулась всего общества и многих церквей, особенно протестантских. Например, уже дошло до того, что слова «Рождество» или «Пасха» считается неправильным произносить публично − вместо этого говорят просто о сезонных праздниках, допустим, о весеннем празднике. Помню, когда я служил в Австрии, каждый год на Пасху и на Рождество получал от Президента Австрии открытку с поздравлением. И вдруг в какой-то момент стали приходить поздравления не с Рождеством или с Пасхой, а, как там было написано, с сезонным праздником. Я перестал отвечать на такие открытки, потому что счел это за оскорбление. Если в христианской стране, каковой является Австрия, Президент стесняется назвать Рождество Рождеством, а Пасху – Пасхой, то, на мой взгляд, это просто извращенное сознание. Это мне напомнило опыт нашего советского времени, когда устраивались безбожные «красные пасхи», когда всячески замалчивались христианские праздники. К сожалению, сегодня западное общество находится в таких идеологических тисках.

    Некоторые протестантские церкви встали на путь подыгрывания либерализму. Это мы категорически не приемлем. Поэтому мы говорим о том, что католики являются нашими союзниками, − мы вместе с ними можем отстаивать христианские духовные и нравственные ценности. Что же касается протестантов, то здесь, конечно, картина очень разная. Наши российские протестанты − баптисты, например, пятидесятники – это, в основном, люди, в нравственном отношении мыслящие традиционно. У них большие семьи, много детей, у них сохраняется супружеская верность. Мы с ними, конечно, дружим. А вот с западными либеральными протестантами, с которыми у нас такие серьезные расхождения, мы, к сожалению, дружить не можем. Я сказал на одной из встреч «Валдайского клуба» (и мои слова вызвали очень большую полемику), что сегодня в области нравственности нашими союзниками очень часто оказываются не западные либеральные протестанты, а, допустим, иудеи, мусульмане или буддисты, которые отстаивают те же традиционные ценности, в том числе и традиционную этику».

По завершении лекции митрополит Волоколамский Иларион ответил на вопросы из зала.

− Часто можно услышать осуждение католической инквизиции, в частности, применявшиеся ей пытки. Но когда начинается сравнение Католической Церкви и Православной Церкви, в Интернете и везде сразу говорят, что Православная Церковь тоже сжигала людей, тоже осуждала их на смертные приговоры. Можно ли сказать, что эти смерти были оправданы, или хотя бы объяснить эти смертные приговоры?

− Если говорить об истории Православной Церкви и тех испытаниях, которым подверглись раскольники-старообрядцы после в XVII веке и после, то здесь надо сказать, что гонения против старообрядцев инициировались не Церковью, а гражданской властью. И сжигали раскольников не церковные, но опять же гражданские власти, а иногда раскольники сами себя сжигали. Тем не менее, вина Православной Церкви заключается в том, что этому многие сочувствовали. Думаю, в этом была историческая ошибка, но таких ошибок было в истории всех Церквей очень много. Поэтому наша задача сегодня эти ошибки изживать и преодолевать.

− Мой вопрос – о разногласиях, которые были с католичеством по поводу того, на каком хлебе служится Евхаристия. С чем эти разногласия были связаны?

− Это вопрос, на который нет ясного ответа. Если бы этот ответ был, то не было бы и разногласий. Дело в том, что в Евангелии говорится о том, что Христос взял хлеб. И само слово άρτος, которое употреблено в Евангелии, означает в переводе с греческого «квасной хлеб». Но происходило это все в контексте пасхального ужина, а на пасхальной трапезе употреблялся пресный хлеб − то, что сейчас у евреев называется мацой. Вот вопрос: что, собственно, Христос преломил в конце этой пасхальной трапезы – пресный или квасной хлеб? Мы считаем, что это был квасной хлеб, потому что, в любом случае, произошедшее было неким отступлением от традиции и собственно преломление хлеба и раздача вина были совершены после окончания пасхальной трапезы. А на Западе сложилось представление о том, что это был пресный хлеб. Вот, собственно, и все различие. Но это такое различие, из-за которого, конечно, не стоило бы раскалывать Церковь, так же, как не стоило раскалывать Церковь из-за вопроса о том, креститься двумя пальцами или тремя. Но, к сожалению, так было в истории Церкви.

− В фильме, который Вы продемонстрировали перед началом своего выступления, упоминалось, что в католичестве в Символ веры включено утверждение, что Святой Дух исходит от Отца и Сына. Мы знаем, что, согласно православному учению, Дух исходит только от Отца. Якобы католики подкрепляют свою точку зрения суждениями ряда отцов. Не могли бы Вы указать отцов Церкви, которые утверждают православное учение, и тех, к которым апеллируют католики?

− Католики, прежде всего, основываются на авторитете блаженного Августина. Это самый авторитетный богослов в истории Католической Церкви. Его учение о Троице исходит из того, что в Троице существует монархия Бога Отца, то есть от Него исходит Святой Дух и от Него рождается Сын. В этом едины православные и католики. Но учение блаженного Августина предполагает возможность и того, что Бог Сын как бы соучаствует в исхождении Святого Духа. Поэтому католики говорят, что Святой Дух исходит от Отца и Сына как от единого начала, Он как бы исходит из единства Отца и Сына.

Это вопрос, ответ на который очень трудно доказать, потому что ни мы, ни они, конечно, не видели, как исходит Святой Дух, от Кого Он исходит, но у нас есть слова Самого Христа. И Христос на Тайной вечере Своим ученикам говорит: «…Приидет Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца, Дух истины, Который от Отца исходит» (Ин. 15. 26). Таким образом, об исхождении Святого  Духа от Отца говорит Сам Христос. Слова же о том, что Он пошлет Утешителя, предполагают, что Сын Божий может посылать людям Святого Духа. В православной традиции это толкуется так: предвечно Святой Дух исходит от Отца, но в человеческом сообществе Он может действовать по воле Сына. Иначе говоря, исходя от Отца, Святой Дух посылается нам Сыном, как это Христос и сказал. У католиков же есть представление, что раз Святой Дух посылается Сыном в этот мир, значит, Он и исходит от Отца и Сына. Вот, собственно, и все различие.

Служба коммуникации ОВЦС

Фото ИТАР-ТАСС

new_logo-400.jpg

15-16 октября 2013 г. по решению Ученого совета Общецерковная аспирантура проведет учебно-методический семинар " Актуальные проблемы деятельности церковных архивистов". Соорганизатором мероприятия выступает Историко-архивный институт Российского государственного гуманитарного университета.

Семинар проводится в рамках работы Общецерковной аспирантуры по повышению квалификации сотрудников церковных архивов, осуществляемой учебным заведением по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Участники прошедших в 2012-2013 гг. двух краткосрочных курсов подготовки церковных архивистов неоднократно просили руководство Общецерковной аспирантуры организовывать подобные встречи.

 

Приглашения к участию в семинаре поступят в епархии, ранее направлявших слушателей на Первый и Вторые церковно-архивоведческие курсы.

trigg.jpgС 3 по 5 октября 2013 года по благословению митрополита Волоколамского Илариона в Санкт-Петербурге в рамках реализации первого этапа проекта «Религия, наука и общество», организуемого Общецерковной аспирантурой и докторантурой Русской Православной Церкви при поддержке Фонда Джона Темплтона, пройдет серия мероприятий с участием известного социолога и философа Роджера Тригга, профессора Оксфордского университета, директора Центра изучения роли религии в общественной жизни.

Трехлетний проект «Религия, наука и общество» предполагает приглашение в Россию, Украину и Беларусь ключевых специалистов по проблемам религии, науки и общества. Первый год посвящен социологии религии, тематически он касается дискуссий о религиозных трансформациях современных обществ и связанных с ними изменениях устоявшихся представлений о религии и светскости. Первая сессия с участием профессоров Чарльза Тейлора (профессор Университета МакГилла, Канада) и Хосе Казановы уже прошла в Киеве в июне 2013 года. Вторая сессия с участием Дэвида и Бернис Мартин прошла в Москве в сентябре 2013 года.

Кроме того, в рамках первого этапа проекта Москву и Киев посетят соответственно в апреле 2014 года Брайан Грим (Pew Research Center, США) и  июне 2014 года Хосе Казанова (профессор социологии Университета Джорджтауна). Результаты работы исследовательской группы будут представлены на итоговой конференции в середине 2015 года.

3 октября Роджер Тригг прочет открытую лекцию «Естественна ли религия?» на философском факультете Санкт-Петербургского государственного университета. На следующий день – 4 октября – он проведет исследовательский семинар с рабочей группой проекта в Санкт-Петербургской православной духовной академии. 5 октября Роджер Тригг прочет открытую лекцию «Демократия и религия» в стенах Русской христианской гуманитарной академии.

Проект «Религия, наука и общество» является важной вехой в развитии диалога Русской Православной Церкви с мировым научным сообществом и продолжает многолетнее сотрудничество Общецерковной аспирантуры и докторантуры и Синодальной библейско-богословской комиссии с англо-американским Обществом христианских философов.


Роджер Тригг, профессор факультета теологии, директор Центра изучения роли религии в общественной жизни Оксфордского университета. В 2007-2011 годах – руководитель проекта по когнитивной науке о религии в Центре Иэна Рэмсея. Один из основателей (первые 3 года президент) Британского общества философии религии. В 2008-2010 гг. – президент Европейской ассоциации философии религии. Участник проекта по религиозной свободе Беркли Центра (Джорджтаунский университет).

Более подробно с программой визита Роджера Тригга можно ознакомиться по ссылке.

Multithumb found errors on this page:

There was a problem loading image 'images/stories/news2013/09_sep/17/dsc_0273_.jpg'

dsc_0273_.jpg30 сентября 2013 года в Общецерковной аспирантуре и докторантуре имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия состоялась встреча ректора учебного заведения, председателя ОВЦС митрополита Волоколамского Илариона с учащимися.

На встрече присутствовали проректор Общецерковной аспирантуры и докторантуры протоиерей Владимир Шмалий, помощник ректора иеромонах Иоанн (Копейкин), секретарь Ученого совета аспирантуры А.И. Мраморнов, заведующие кафедрами: библеистики − М.Г. Селезнев, богословия − А.Р. Фокин, древних и новых языков − иеромонах Иоанн (Гуайта), истории − А.Ю. Андреев, управления и канонического права − С.Л. Кравец, церковно-практических наук − иерей Михаил Желтов, церковных искусств и археологии − протоиерей Стефан Ванеян, а также заместитель заведующего кафедрой внешних церковных связей протоиерей Сергий Звонарев.

Митрополит Иларион приветствовал собравшихся. Говоря о специфике Общецерковной аспирантуры и докторантуры, владыка отметил, что еще пять лет назад такого учебного заведения не существовало − была аспирантура Московской духовной академии при Отделе внешних церковных связей. В самом начале первосвятительского служения Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла по его инициативе на заседании Священного Синода было принято решение о создании Общецерковной аспирантуры в качестве отдельного учебного заведения, которое готовило бы специалистов в разных областях церковных наук.

Аспирантура является высшим звеном в системе церковных наук, в нее поступают выпускники либо духовных академий, либо светских вузов при условии, что они имеют диплом магистра и достаточные знания в области богословских наук. И все-таки некоторые учащиеся не владеют в достаточной степени навыками научной работы, с сожалением отметил митрополит Иларион. Именно для того, чтобы готовить кадры для Общецерковной аспирантуры, по благословению Святейшего Патриарха Кирилла при ней начала действовать магистратура.

Ректор рассказал о задачах, которые ставятся перед студентами Общецерковной аспирантуры на современном этапе: «Учебный процесс рассчитан не только на то, чтобы вы усвоили какие-то сведения в области церковной истории, богословия, внешних церковных связей. Наша задача заключается в том, чтобы воспитать из вас людей, от которых Церкви будет реальная польза в том качестве, в каком вы будете служить ей, − в качестве священнослужителей, преподавателей, работников на ниве церковной дипломатии или еще в каких-то сферах. Мы готовим, прежде всего, людей для работы в Церкви и ставим перед собой в хорошем смысле слова амбициозную задачу: подготовить новое поколение церковных людей, которые благодаря обучению в нашем учебном заведении не просто усвоили бы какую-то сумму знаний, необходимых для дальнейшей работы, но научились бы думать, самостоятельно работать с научным материалом, научились тому, что называется научным методом или научным подходом».

За четыре года работы Общецерковной аспирантуры был накоплен достаточный опыт, проанализированы успехи студентов и сделаны выводы о том, какие меры нужно принять для повышения эффективности учебного процесса.

Одним из важных критериев, по которым оцениваются успехи студентов, является изучение иностранных языков. Знания оцениваются по конкретной шкале с использованием тестов. С каждым семестром учащийся должен переходить на новый уровень. Самым успешным студентам предоставляется возможность повысить свой языковой уровень за рубежом, а также шанс продолжить обучение одновременно в аспирантуре и ином учебном заведении, в том числе на Западе.

На этапе магистратуры от студентов требуется усвоение имеющегося материала, овладение навыками работы с источниками и литературой, абсорбирования и критической оценки материала. От учащихся аспирантуры и докторантуры ожидаются самостоятельные научные исследования, основанные на качественно иных подходах к уже разработанным в этой области научным темам, или открытие новой темы, внесение серьезного вклада в ее изучение. В процессе обучения магистранты, аспиранты и доктора переходят от изучения широкого круга предметов к более узкой специализации, рассказал ректор.

Владыка Иларион призвал студентов активнее взаимодействовать со своими научными консультантами и подчеркнул важность мотивации на постоянное улучшение своих знаний, повышение общей эрудированности и грамотности.

Архипастырь пожелал участникам встречи успехов в учебе.

Затем ректор вуза митрополит Волоколамский Иларион и проректор протоиерей Владимир Шмалий ответили на вопросы учащихся.

В завершение встречи ректор подарил всем учащимся диски с записью многосерийного документального фильма «Церковь в истории».

{gallery}stories/news2013/09_sep/17{/gallery}

Служба коммуникации ОВЦС

Multithumb found errors on this page:

There was a problem loading image 'images/stories/news2013/09_sep/16/dsc_0209.jpg'

dsc_0209.jpg30 сентября 2013 г. состоялось очередное заседание Ученого совета Общецерковной аспирантуры и докторантуры. Его работу возглавил председатель совета, ректор учебного заведения, председатель Отдела внешних церковных связей митрополит Волоколамский Иларион. В заседании участвовали члены Ученого совета: проректор протоиерей Владимир Шмалий, помощник ректора Общецерковной аспирантуры и докторантуры иеромонах Иоанн (Копейкин), секретарь совета А.И. Мраморнов,  заведующие кафедрами: библеистики М.Г. Селезнев, богословия А.Р. Фокин, древних и новых языков иеромонах Иоанн (Гуайта), истории А.Ю. Андреев, управления и канонического права С.Л. Кравец, церковно-практических наук иерей Михаил Желтов, церковных искусств и археологии протоиерей Стефан Ванеян, заместитель заведующего кафедрой внешних церковных связей протоиерей Сергий Звонарев. Присутствовали также IT-специалист А.Б. Глозман и помощник проректора диакон Алексий Сафонов.

Совет рассмотрел рекордное количество вопросов - более 15. Были подведены итоги научных мероприятий, организованных Общецерковной аспирантурой: курсов повышения квалификации для архиереев и руководящего состава епархий и митрополичьих округов среднеазиатского и прикаспийского региона, о Вторых курсах подготовки церковных архивистов, о конференциях "Блаженный Августин и мировая культура" и "Кирилло-Мефодиевские чтения". Совет заслушал сообщения ректора о предстоящем актовом дне учебного заведения, о работе Общецерковного диссертационного совета и курсах повышения квалификации для новопоставленных архиереев.

Члены Ученого совета обсудили итоги обучения в последнем триместре 2012/2013 учебном году, приняв решение об аттестации учащихся, переводе в соискатели или отчислении.

Обсуждалась также: научная и научно-образовательная деятельность кафедр Общецерковной аспирантуры и меры по ее оптимизации; издательский план Общецерковной аспирантуры на предстоящий учебный год, принципа приема в аспирантуру выпускников магистратуры ОЦАД.

В завершение работы Ученый совет рассмотрел вопрос об утверждении тем, научных руководителей и научных консультантов вновь зачисленных аспирантов и докторантов.

{gallery}stories/news2013/09_sep/16{/gallery}

new_logo-400.jpg

21 сентября 2013 г. в эфир радиостанции «Град Петров вышла программа «Встреча», в которой принял участие А. И. Мраморнов, ответивший на вопросы ведущей Марины Лобановой о деятельности Общецерковной аспирантуры и докторантуры им. св. равноапостольных Кирилла и Мефодия.

 - Здравствуйте, дорогие друзья. В студии «Град Петров» Марина Лобанова. Сегодня наш гость в студии - секретарь Ученого совета Общецерковной аспирантуры и докторантуры им. свв. равноп. Кирилла и Мефодия, кандидат исторических наук Александр Игоревич Мраморнов. Александр Игоревич, здравствуйте.

- Здравствуйте.

- Хотелось бы с Вами поговорить о том, что такое Общецерковная аспирантура и докторантура, потому что явление это довольно загадочное, хотя и впечатляющее своей многообещающей мощью.

- Загадочное только благодаря своему длинному названию. 

-Загадочное, потому что мы часто слышим в церковных новостях о деятельности Общецерковной аспирантуры. Кажется, что это касается ученых больше, чем простых верующих. А на самом деле, для простых верующих - это тоже важное начинание, которое не так давно появилось.

- Безусловно. Я думаю, что создание Общецерковной аспирантуры и докторантуры по инициативе Святейшего Патриарха Кирилла и ректора Общецерковной аспирантуры митрополита Волоколамского Илариона – это событие важное для всей Церкви.

- Хотелось бы приблизить эту важность, что называется, к народу. Это приближение может быть очевидным для любого, даже для тех, кто не знаком с деятельностью Общецерковной аспирантуры и докторантуры: если наши священники станут более грамотными, то и паства станет просвещённее в богословских вопросах.

- На сегодняшний день Общецерковная аспирантура является одним их важных духовно-образовательных учреждений Русской Православной Церкви, задачей которого является восполнить те лакуны, которые имеются сегодня и в образовании, и в профессиональных навыках служителей Церкви. При этом имеются в виду не только священнослужители, но и миряне. Важной составляющей образовательной деятельности нашего учебного заведения является программа повышения квалификации. Это программа - отчасти наследница филиала аспирантуры Московской духовной академии при Отделе внешних церковных связей, из которого мы были преобразованы  в отдельное духовно-образовательное учреждение в 2009 году. А сам этот филиал духовной академии при ОВЦС был создан ровно 50 лет назад в 1963 году приснопамятным митрополитом Никодимом (Ротовым). Именно для того, чтобы иметь хотя бы небольшой механизм для подготовки специализированных кадров. Тогда это было необходимо для дипломатического служения Церкви. Сейчас Общецерковная аспирантура старается восполнить дефицит людей с теми или иными навыками в разных областях церковной жизни или церковного применения. Например, у нас существуют курсы повышения квалификации для новопоставленных епископов. Эти двухнедельные курсы представляют собой краткие занятия и встречи, которые призваны помочь молодым архиереям. Они дают навыки в правовой сфере, навыки в протоколе, в общении, в общении со СМИ. Это какие-то знания, которые можно приобрести, только встречаясь с важными государственными и общественными деятелями. 

Курсы краткосрочные, потому что епископ не может надолго отлучаться со своей кафедры. Эти курсы уже прошли около 40 епископов. Еще кому-то только предстоит их пройти.

Кроме этих курсов, существуют при аспирантуре еще курсы для сотрудников епархий и преподавателей духовных семинарий. Задачей курсов для сотрудников епархий является, прежде всего, экспертная и методическая помощь. Не так давно мы проводили курсы для церковных архивистов. С помощью этих курсов выясняется, что даже не во всех епархиях есть упорядоченный и хорошо организованный архив. Между тем, правильно хранить церковные документы очень важно. Документы последних столетий – это, отчасти, транслятор церковного Предания. Поэтому небрежное отношение к церковным документам - это, по сути, небрежное отношение к Преданию. Это только один из примеров. Курсы епархиальных архивистов в Общецерковной аспирантуре прошли уже два раза. Они стали еще  и площадкой для обмена мнением, налаживания межепархиального сотрудничества. В будущем мы планируем провести семинар для церковных архивистов, прошедших курсы, чтобы решить те накопившиеся проблемы, которые будут выявлены.

- Кроме этого аспирантура и докторантура действует как вполне стандартное учебное заведение, где учащиеся получают не только образование, но и степени магистра, кандидата, доктора наук.

- Совершенно верно. Тот образовательный цикл, который у нас имеется, равен духовной академии плюс докторантура, которой нет в духовных академиях. У нас есть магистратура, которая приравнена сейчас к уровню духовной академии. У нас есть аспирантура, которая сейчас организуется при духовных академиях. И у нас есть докторантура, которая специализируется в подготовке докторов богословия. Плюс наш ректор, Владыка Иларион, открыл докторантуру PhD. Это европейский стандарт докторантуры.

- Туда отдельно надо поступать?

- Да, туда отдельно надо поступать. Плюс это взаимодействие с нашими партнерами за рубежом. Это очень важно и актуально сейчас для образовательного процесса. Как показатель, могу привести такой пример. Сейчас я пришел [к Вам в студию] из Петербургского университета, где проректор сказал мне, что впервые в университете создается возможность получения и защиты международной ученой степени PhD. Вне каких-то регламентов высшей аттестационной комиссии Российской Федерации. Плюс еще европейский университет в Петербурге открыл свою программу подготовки ученых к степени PhD. Это, по сути, новаторство. В Церкви единственное, где подобное существует – это Общецерковная аспирантура. Поэтому подготовить, может быть, не очень много, но некоторое количество людей с современным уровнем образования – это очень важно для Церкви. Потому что при сложном устройстве общества, чтобы адекватно и по-христиански реагировать на вызовы, нужно по началу обладать инструментарием по изучению этой сложной структуры. Как мы ответим на сложные вызовы, если будем простецами?

- Существование такой параллельной системы церковного образования - это такой знак времени, времени ненормального. Как раз времени антицерковного и богоборческого. Когда человек, получая высшее образование, отучившись пять лет в семинарии или даже в академии, не считался образованным человеком. То есть государство его даже не учитывало никак и не видело в нем человека, получившего образование.

- Здесь существуют две точки, два подхода. С одной стороны, можно настаивать на том, что все должно быть признано государством и что это главный критерий. По сути дела, мы с этим все согласны, и важно, чтобы был какой-то вид государственного признания нашего образования. Оно уже есть. Наша магистерская программа Общецерковной аспирантуры и докторантуры уже лицензирована по государственному стандарту по теологии. После того, как мы пройдем аккредитацию, мы также как несколько других учебных заведений Русской Православной Церкви, которые уже имеют аккредитацию, например Свято-Тихоновский православный университет, будем выдавать дипломы государственного образца.

- А сегодня есть такое, когда человек заканчивает духовную семинарию или академию, а у него с точки зрения государства нет высшего образования?

- В большинстве случаев, да. Потому что большинство наших семинарий не имеют государственной аккредитации. Но с другой стороны, важен и наш внутренний уровень образования. Чтобы мы сами знали, что он у нас высокий. К сожалению, сейчас не везде так. Корпоративное признание уровня образования - это тоже очень важно. Иногда его достаточно, даже не нужно государственное признание, если, допустим, сама корпорация, в нашем случае - церковное сообщество, признает, что это образование высокого уровня. Плюс наши партнеры, наши друзья в светском образовательном пространстве скажут, что да, это высокий уровень образования, мы видели как они готовят диссертации, как они их защищают. Вот этого, мне кажется, будет достаточно.

- Вспомним дореволюционный пример. Очень часто, если человек, который избирал на всю жизнь священство, заканчивал семинарию, но не находил себе человека, который станет ему спутником жизни, то чаще всего он становился преподавателем, преподавал в школе, работал учителем.

- Духовное образование давало то же преимущество, что и гимназии, и университеты. Но, мне кажется, сегодня проблема не настолько остро стоит. Как-то люди решают эту проблему. Кто-то получает светское образование.

- А сколько сейчас человек обучается в Общецерковной аспирантуре и докторантуре?

- У нас всего постоянно обучающихся порядка 200 человек. Но это разные программы. Это и магистерская программа, и кандидатская программа, и докторская программа.

- У вас только священники учатся?

- Нет, у нас учатся и священники, и миряне, и несколько епископов. 

- А какой конкурс к поступлению?

В прошлом году был достаточно высокий конкурс для нас, как для молодого учебного заведения. Порядка двух с половиной человек на место в магистратуру.

- И отбор был жесткий?

- Отбор был жесткий. Но, конечно, не без милосердия. 

- А обучение у вас платное?

- Обучение у нас бесплатное. Может быть, за исключением отдельных программ повышения квалификации: там будут возможны различные формы, которые мы пока еще не реализовали. Можно говорить, что у нас бесплатное обучение. Два последних года у нас две приемных сессии – это июнь и сентябрь.

- А кто может поступать? Только тот, кто закончил духовную академию?

- Поступать могут практически все. Если человек со светским высшим образованием сможет выдержать наш достаточно суровый экзамен по богословию, то он вполне может учиться. У нас всего 9 церковных кафедр, из них 7 - выпускающих. То есть выпускающие кафедры - это те кафедры, на которых магистранты, аспиранты и докторанты пишут и защищают свои научные диссертации.

- А вот кафедры истории и философии. Это только церковной истории? И какой философии?

- Изначально кафедра церковной истории не была так названа, но сразу подразумевалось, что в духовной учебном заведении изучается история церковная. А кафедра философии – это философские курсы, которые по светскому стандарту аспирантуры обязательны. Поэтому кафедра философии обеспечивает одну из составляющих подготовки кандидатов богословия. Философов мы не выпускаем, но на кафедре богословия у нас пишутся работы, которые имеют богословско-философский характер. 

- А кто у вас преподает?

- У нас структура учебного заведения европейская. Есть заведующий кафедрой, который привлекает для тех или иных учебных программ, курсов, программ повышения квалификации те кадры, которые нужно привлечь на данный момент. Мы, по сути дела, - механизм привлечения самых широких кадров, специалистов, ученых из-за рубежа, наших российских ученых, как светских, так и церковных. То есть нельзя сказать, что у нас есть какие-то кафедры с большим штатом. Все, кто с нами готов сотрудничать, и все, кто являются высококлассными специалистами – являются нашими внештатными сотрудниками. Например, у нас научное руководство осуществляют несколько десятков ведущих специалистов, докторов и кандидатов наук по тем или иным церковным наукам. И мы стараемся сам принцип научного руководства сделать эффективным. У нас, например, есть ежемесячная отчетность научного руководителя о работе с аспирантом. То есть не может быть такого, как в прежних, еще не модернизированных наших аспирантурах и докторантурах, когда аспирант сидит в аспирантуре и им никто, может быть, целый год до аттестации не интересуется. У нас научный руководитель требует отчет от аспирантов, а уже на основании их отчетов о проделанной научной работе, готовит свой.

- Аспирант проводит серьезную научную работу, а результаты этой научной работы куда потом идут?

- А результаты – это диссертации. 

- Мы воспринимаем, что лично для человека это просто получение корочек. Вот, к примеру, я доктор наук, закончил докторантуру. А результаты моего труда? Где они?

- На самом деле это не просто корочка. Если эта диссертация выполнена на современном научном уровне, то это такая работа, которая нужна Церкви, церковным людям, ученым гуманитариям. Это действительно нужная работа. Если эта работа для корочки, то такую работу следует поставить только на полку в библиотеку и больше к ней не обращаться.

- Дело в том, что уже выполненные и нужные работы трудно донести до людей. Книгу трудно издать, потому что нет денег. Издательства не хотят издавать, потому что говорят, что нерентабельно издать 500 экземпляров и продать их ограниченному числу людей. Куда исследователю идти со своими результатами трудов и научных изысканий? 

- Я думаю, что если работа ценная, то современные издательства ее с удовольствием возьмут и издадут. И она разойдется. Кроме того, мы сами планируем в ближайшее время организацию издательства, и лучшие работы наших диссертантов мы будем, конечно, публиковать.

- Хотелось бы спросить еще о такой сфере, которая в любом учебном заведении считается очень важной – это научная деятельность. Есть ли какие-то особые задачи, наиболее интересные в Общецерковной аспирантуре и докторантуре для того, чтобы их исследовать и развивать. Может быть, Вы скажете теперь об исторической науке, потому что Вы все-таки церковный историк.

- В целом надо сказать, что у нас научное направление формируется. Нашему учебному заведению уже четыре года с момента создания. Реально мы его начали создавать осенью 2009 г., и научные направление постепенно формируются. Если говорить об историческом направлении, то это изучение новейшей церковной истории, церковной истории XX века и подвига новомучеников. Эту историю изучают уже наши духовные университеты и академии, но, как нам представляется, недостаточно. Потому что это огромный пласт документов. Это огромные, еще не исследованные пробелы в нашей истории, для раскрытия которых пока не хватает научных сил. Между тем, даже на уровне высшей церковной власти нам показано, насколько важно это делать. Создана специальная комиссия по увековечению памяти новомучеников и исповедников Российских.

- Она еще не начала работать?

- Нет еще. Чтобы само увековечение осуществлять, необходимо иметь научную базу. Недостаточно просто собраться и обсудить, как, например, нам переименовать какую-нибудь улицу в честь новомученика, хотя это тоже важно, конечно. Но для того, чтобы был общественный эффект, нужна база, а база - это научное исследование нашей новейшей истории и подвига новомучеников. Это документальные публикации. Наша кафедра истории во взаимодействии с другими учебными духовными заведениями, с монастырями и епархиями Русской Православной Церкви будет, конечно, этим заниматься. Это очень важно.

- Мы с Вами уже говорили в программе «Книжное обозрение» о прекрасной книге, которую Вы подготовили к изданию – «Судебный процесс против саратовского духовенства 1918-1919 гг.». 

- Да, это, кстати, первая книга, которая вышла под грифом Общецерковной аспирантуры.

- Уникальное издание, где содержатся документы о процессе против Церкви со стороны еще молодой Советской власти, где мы можем увидеть и речи обвинения, и ответы на вопросы тех, кто допрашивал обвиняемых.

- Стоит отметить большую заслугу Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета в издании документов новейшей истории нашей Церкви. Еще отдельные энтузиасты ученые издают, и все. Больше нет крупных издателей и исследователей этого периода. Мы тоже начинаем этим заниматься и, конечно, нам нужна поддержка. Грубо говоря, нужны просто финансовые вложения в науку, прежде всего в богословскую.

- А кто должен делать такие финансовые вложения? Откуда Вы их ждете? Хотя бы, периодически.

- Думаю, что эффекта от наших исследований, конечно же, ждет вся полнота церковная, и эта полнота найдет как обеспечить наши исследования.

- Я уже говорила в другой программе, чем ценна книга «Судебный процесс против саратовского духовенства». Это не только уникальное исследование и публикация подлинных документов о первых саратовских новомучениках, но еще это и пример для других епархий. Чтобы возобновить интерес к новомученикам, который сегодня действительно нужно возобновлять. Мы как бы считаем, что внесли в календарь их имена и все, на этом можно быть спокойным.

¬- И многие имена еще не внесли. Местные епархиальные комиссии готовят материалы, а канонизационный процесс далее не проходит. Синодальная комиссия не принимала решений или еще какие-то были вопросы.

- То есть процесс канонизации новомучеников будет продолжаться Вы думаете?

- Я думаю, что нужна поддержка и епархиальным комиссия по канонизации, и просто научная поддержка. Потому что в епархиальных комиссиях, может быть, не всегда даже хватает ученых историков, чтобы обеспечить грамотную подачу материала.

- Это как повезет. Если Бог пошлет в какой-то епархии воцерковленного историка-архивиста, то тогда будет материал. А если нет?

- Это мы видим. У нас в Общецерковной аспирантуре учатся представители разных епархий. У нас, наверное, несколько десятков епархий представлено или в лице аспирантов, или докторантов. И научные силы у епархий, конечно, есть. Но почему они слабоваты? Иногда батюшки напишут работу, а потом уже должны служить на приходах, у них масса послушаний по епархии, потому что талантливые и интеллектуальные кадры всегда нарасхват. И не хватает просто времени. Я думаю, что при таких епархиальных комиссиях по канонизации должны быть специализированные, подготовленные кадры, которые специально занимаются документами. А Церковь это поддерживает. Потому что без общецерковной поддержки не может быть серьезных исследований и на их базе серьезного увековечения и прославления памяти новомучеников.

- У нас сейчас часто говорят о том, что новомучеников прославили, а теперь получается, что церковный народ не очень отзывается, значит он еще не покаялся… Но на самом деле, ведь с исторической точки зрения все не так плохо. Потому что если обратиться к фактам, то мы вспомним, когда все епархии готовились к юбилейному Собору 2000 года, где должен был быть прославлен сонм новомучеников, большое число, то тогда все подтягивались к этому сроку. И каждая епархия, что смогла к тому времени представить, то и представили. Если мы будем понимать эту канонизацию 2000 года сонма новомучеников как нашу задачу изучения их жизни, то мы по другому поймем и то, что сейчас с нами происходит. Что почитание новомучеников, канонизированных Собором, это задача на будущее. И теперь пришло время к этому.

- Не надо забывать, что каждый святой – это отдельная судьба, это отдельный пример. И каждый святой – он ведь по своему святой. Вот, например, даже два канонизированных фигуранта саратовского процесса совершенно разные. Отец Михаил Платонов был активным и имел политическую позицию. Даже хотел создать партию «За веру и порядок», которая пыталась баллотироваться в Учредительное собрание. А с другой стороны был епископ Герман (Косолапов), ученый монах, академический человек, который был скромным и старался свою позицию широко не выражать. По темпераменту, по нраву  совершенно отличался от о. Михаила и по своей общественной позиции. И оба прославлены. Совершенно разные. Надо всегда видеть эту разницу, эту индивидуальность, личность святых. Вспомним преподобных Иосифа Волоцкого и Нила Сорского. Представителей двух разных идеологических течений в жизни, обществе и государстве, но оба прославлены Церковью.

- Эта разность может нас многому научить, если мы готовы этому учиться. Еще один момент, что XX в. он ведь не далек от нас. И у всех ведь разные могут быть политические взгляды, идеологические установки, если можно так их назвать или нет. Даже среди христиан. Особенно для общества болезненна и памятна история второй половины XX  века, в котором тоже есть значительный пласт людей пострадавших, исповедников, которые не прославлены нашей Церковью. Кто, например, сегодня говорит и знает о жертвах хрущевских гонений на христиан? Занимается ли современная церковная историческая наука этим вопросом?

- Я думаю, что она уже этим занимается. Дело в том, что история, к сожалению, не всегда учит большую часть людей. По сути дела и подвиг новомучеников, и эпоха жесточайших гонений и репрессий, должна была всему нашему обществу, не только православным верующим дать мощную прививку против того, что отчасти сам народ, отчасти какие-то внешние силы сотворили с Россией в XX веке. Как мне кажется, этой прививки у нас до конца нет. У нас спокойно в публичном пространстве можно восхвалять Сталина, например. Который был организатором вот этих всех преступлений 30-х годов, в том числе и антицерковных преступлений. Восхваляют и не стесняются. Если что-то подобное было бы в Германии, то там уголовное дело откроют. Мне кажется, что если мы будет изучать эпоху новомучеников, то постепенно эта прививка у нас появится. Мы научимся различать добро от зла и пропаганду от истины.

- Чтение житий новомучеников это самая лучшая прививка от исторических иллюзий по отношению к историю нашего Отечества. И еще спрошу, планируется ли в научной среде исследования нашей недавней, новейшей церковной истории?

- Вы знаете, это ведь очень трудно. С одной стороны, есть еще живые свидетели, а с другой стороны – чем ближе к нашему времени, тем более закрытыми являются документальные собрания и архивы.

- А как сегодня церковному историку работается в архивах?

- Вы знаете, очень трудно. Потому что большая часть документов по истории Церкви в XX веке не введена в оборот и я не скажу, что закрыта совсем, но большая часть закрыта. Еще много к чему мы не имеем доступа. Наверное, это вопрос некоторого времени. Потому что советская ментальность и советское отношение к документу и архиву дают о себе знать до сих пор. Долго держать закрытыми архивы о годах репрессий просто будет нельзя. Сейчас мы не может даже полноценно исследовать 20-30-е годы XX века из-за закрытости некоторых фондов, то как можно говорить о полноценном исследовании новейшей церковной истории?

- Хочется надеяться, что историческая церковная наука будет развиваться. 

- Сейчас церковная историческая наука у нас слишком разрознена. Надо объединять усилия и надо, конечно, увеличивать количество церковных историков хотя бы в два-три раза. Потому что если мы добьемся доступа к документам эпохи гонений, то кто эти огромные массивы будет изучать и представлять общественности? Очень плохо, если в архивы придут непрофессиональные люди. Важно, чтобы с архивными источниками работали все-таки профессионалы. И тогда пользы Церкви и обществу будет от этого гораздо больше.

- Хочется пожелать, чтобы наша Церковь уделяла большое внимание развитию научных и учебных заведений, которые могут предоставить такие кадры.

- Вот почему чтобы увеличить количество церковных историков, надо интересующихся церковной историей позвать поступать в Общецерковную аспирантуру и докторантуру на кафедру истории.

- Буду рада, если в следующем году конкурс на Вашу кафедру будет не два человека, а три человека на место. И, я надеюсь, если не с первого раза, то большинство из них все же добьются своего и поступят, и получат желаемое образование. 

- И принесут пользу Церкви на этом, научном, поприще. Послужат Церкви. Главное, чтобы и Церковь, и общество не были безразличными к своей истории и к тому что происходит вокруг сейчас.

 

 

 

 

Multithumb found errors on this page:

There was a problem loading image 'images/stories/news2013/09_sep/15/12.jpg'

12.jpgМитрополит Иларион обсудил с Архиепископом Вестминстерским перспективы сотрудничества в области образования 

24 сентября 2013 года ректор Общецерковной аспирантуры и докторантуры митрополит Волоколамский Иларион в ходе рабочей поездки в Лондон встретился с архиепископом Вестминстерским Винсентом Николсом (Римско-Католическая Церковь). Состоялась беседа, в ходе которой были обсуждены перспективы сотрудничества в области образования, в том числе вопрос обмена студентами богословских учебных заведений. 

Митрополит Иларион проинформировал архиепископа В. Николса о современном состоянии православно-католического диалога, положении Церкви в России, характере церковно-государственных отношений на постсоветском пространстве. Архиепископ Вестминстерский рассказал высокому гостю об инициативах, которые предпринимает Римско-Католическая Церковь в Англии, о ее благотворительных проектах, о приоритетных задачах и о трудностях, переживаемых Церковью в секулярном обществе.

Особое внимание собеседники уделили кризисной ситуации в Сирии. Митрополит Иларион рассказал главе католической епархии Лондона об инициативах Русской Православной Церкви, направленных на преодоление сирийского кризиса, о взаимодействии лидеров различных христианских

Церквей в этом направлении.

Во встрече также принимали участие архиепископ Сурожский Елисей, помощник председателя ОВЦС иеромонах Иоанн (Копейкин) и сотрудник ОВЦС священник Александр Васютин, протодиакон русского Успенского кафедрального собора в Лондоне Димитрий Недоступенко.

{gallery}stories/news2013/09_sep/15{/gallery}

Служба коммуникации ОВЦС

Multithumb found errors on this page:

There was a problem loading image 'images/stories/news2013/09_sep/14/jpg.jpg'

jpg.jpg25 сентября 2013 года председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион и архиепископ Сурожский Елисей по приглашению архиепископа Кентерберийского Джастина Уэлби присутствовали на епископской ординации каноника Джонатана Гудалла, которая состоялась в главном соборе Вестминстерского аббатства.

Каноник Дж. Гудалл в течение многих лет был ответственным за международные связи в Церкви Англии. Среди гостей церемонии были архиепископ Фиатирский и Великобританский Григорий (Константинопольский Патриархат), митрополит Парижский и Западноевропейский Иосиф (Румынская Православная Церковь), иерархи и духовенство Поместных Православных и Древних Восточных Церквей, апостольский нунций в Великобритании архиепископ Антонио Меннини.

 

По окончании церемонии гости проследовали в Ламбетский дворец, где был дан торжественный прием от лица первого по чести епископа в Церкви Англии.

На приеме состоялась беседа митрополита Илариона с епископом Гибралтарским Джеффри Роуэллом, в ходе которой обсуждалась актуальная проблематика межхристианских отношений, а также перспективы в области обмена студентами богословских учебных заведений. Митрополит Иларион также имел беседу с почетным архиепископом Кентерберийским Роуэном Уильямсом и епископом Лондонским Ричардом Чартрзом.

В тот же день в Ламбетском дворце состоялась встреча председателя ОВЦС с архиепископом Кентерберийским Джастином Уэлби. Участники беседы обсудили современное состояние межхристианских отношений, православно-англиканского диалога, перспективы дальнейшего сотрудничества духовных школ Русской Православной Церкви с богословскими учебными заведениями Великобритании.

Владыка Иларион передал архиепископу Кентерберийскому приглашение направлять в Россию студентов, а также паломнические группы, которые могли бы ближе познакомиться с русской православной духовностью, с жизнью Русской Православной Церкви. Англиканские епископы, участвовавшие во встрече, говорили о значимости подвига святых новомучеников и исповедников Церкви Русской для всего христианства.

Митрополит Иларион и архиепископ Джастин Уэлби затронули ситуацию в Сирии и на Ближнем Востоке. Председатель ОВЦС ознакомил собеседника с усилиями, которые предпринимает Русская Православная Церковь для защиты христиан в ближневосточном регионе.

Во встрече принимали участие архиепископ Сурожский Елисей, епископ Лондонский Ричард Чартрз, помощник председателя Отдела внешних церковных связей иеромонах Иоанн (Копейкин), сотрудник ОВЦС священник Александр Васютин.

В завершение беседы митрополит Иларион подарил архиепископу Дж. Уэлби два тома своей книги «Православие» на английском языке.

{gallery}stories/news2013/09_sep/14{/gallery}

Служба коммуникации ОВЦС

Multithumb found errors on this page:

There was a problem loading image 'images/stories/news2013/09_sep/TSA_2660s.jpg'

TSA_2660s.jpg23 сентября 2013 года в Московской духовной академии открылась международная конференция «Монастыри и монашество: традиции и современность». В форуме, организованном Синодальным отделом по монастырям и монашеству, принимают участие архипастыри, настоятели и настоятельницы, насельники монастырей, богословы из России, Греции, Кипра, Польши, Сербии.

В президиуме конференции – глава Отдела внешних церковных связей, председатель Синодальной библейско-богословской комиссии митрополит Волоколамский Иларион, митрополит Лимассольский Афанасий (Кипрская Православная Церковь), председатель Синодального отдела по монастырям и монашеству архиепископ Сергиево-Посадский Феогност, епископы: Дмитровский Феофилакт, викарий Святейшего Патриарха Московского и всея Руси; Борисовский Вениамин, викарий Минской епархии; Павлодарский и Экибастузский Варнава; Элистинский и Калмыцкий Зиновий; Воскресенский Савва, викарий Святейшего Патриарха Московского и всея Руси; Шуйский и Тейковский Никон; епископ Тарский и Тюкалинский Савватий.

Архиепископ Феогност передал собравшимся благословение Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла и призвал к искреннему обсуждению актуальных вопросов, чтобы «выработать совместные принципы преодоления сложностей, которые есть сейчас в жизни монастырей и монашествующих». Одной из важнейших тем конференции, по его мнению, является обсуждение проекта «Положения о монастырях и монашествующих», работа над которым ведется в течение трех лет в Комиссии Межсоборного присутствия, Синодальном отделе и на собраниях игуменов и игумений ставропигиальных монастырей.

Затем с докладом на тему «Монашество как Таинство Церкви» выступил митрополит Волоколамский Иларион. В рамках обсуждения доклада владыка ответил на вопросы участников конференции.

В течение двух дней форума прозвучат выступления архипастырей, а также настоятелей и насельников монастырей из разных стран. Завершат программу конференции общая дискуссия и принятие итогового документа.

{gallery}stories/news2013/09_sep/13{/gallery}

Служба коммуникации ОВЦС

Multithumb found errors on this page:

There was a problem loading image 'images/stories/news2013/09_sep/churchandworld0923.jpg'

churchandworld0923.jpg21 сентября 2013 года гостем передачи «Церковь и мир», которую ведет на телеканале «Вести-24» митрополит Волоколамский Иларион, стал ответственный секретарь Большой Российской энциклопедии и главный редактор Православной энциклопедии Сергей Кравец.

Митрополит Иларион: Здравствуйте, дорогие братья и сестры! Вы смотрите передачу «Церковь и мир». Сегодня мы поговорим о богословском образовании в Русской Православной Церкви. У меня в гостях – ответственный секретарь Большой Российской энциклопедии и главный редактор Православной энциклопедии Сергей Кравец. Здравствуйте, Сергей Леонидович!

С. Кравец: Здравствуйте, Владыка! Связь Православной энциклопедии с богословским и даже шире – с духовным образованием очень тесна и очевидна. Именно из системы духовного образования мы ждем новых высококвалифицированных авторов и, самое главное, новых образованных читателей, для которых мы собственно и создаем энциклопедию. Как Вы оцениваете современное состояние духовного образования? Есть ли у него перспективы? Какие надежды и планы Вы связываете с Общецерковной аспирантурой и докторантурой, которую Вы возглавляете?

Митрополит Иларион: Общецерковная аспирантура и докторантура – учебное заведение с достаточно тяжеловесным названием – существует уже четвертый год, и за эти годы у меня накопились некоторые наблюдения. Прежде всего, хотел бы сказать, что к нам поступают очень разные люди. И на выходе мы тоже имеем разные результаты. Свежи в памяти последние вступительные экзамены. В чем-то они меня поразили. Люди поступали в магистратуру и даже в аспирантуру (а это значит, что у них есть высшее образование: как минимум духовная семинария или светский университет), но при этом они не могли грамотно написать сочинение – то есть даже уровень грамотности иногда бывает очень низким. С другой стороны, у нас есть Общецерковный диссертационный совет, в рамках которого мы проводим защиты диссертаций – докторских и кандидатских. Меня очень радует уровень работ и уровень дискуссии. Во-первых, сам этот совет отвечает всем необходимым стандартам. В него входят как минимум 17 докторов наук – это ведущие специалисты из наших светских вузов. И они свидетельствуют, что зашиты такого уровня не часто встречаются даже в светской академической среде. С одной стороны, у нас есть очень сырой материал, с которым нужно работать, но, с другой стороны, у нас бывают на выходе настоящие звезды, которые, в том числе, способны работать в Православной энциклопедии. Хотел бы сказать, что Православная энциклопедия превратилась в крупнейший научный центр, который к себе притягивает лучшие интеллектуальные силы. Мы этому радуемся.

С. Кравец: Спасибо, Владыка! Но все-таки звезды, выходящие из стен аспирантуры, это как высшие достижения в спорте. Как Вы оцениваете ситуацию с общим уровнем образования? Несколько лет назад на собрании московского духовенства кто-то передал Патриарху записку о том, что очень трудно читать Православную энциклопедию, что она очень сложна для человека с академическим образованием. Автор записки, священник, спрашивал: нужно ли ее приобретать для приходской библиотеки, если даже он не очень понимает, что там написано. Патриарх тогда выразил надежду, что когда-то на этом приходе будет более образованный священник. Но такая ситуация в общем характерна сегодня для большинства духовенства. Есть ли надежды, что со временем у нас появится более образованное духовенство?

Митрополит Иларион: Эта проблема стоит очень остро, потому что в наше время священнослужитель – это не просто человек, который должен уметь отслужить литургию, утреню и вечерню, покрестить, повенчать и отпеть. В наше время священник – это публичное лицо, это человек, которого могут пригласить на радио, телевидение, у которого могут взять интервью, человек, который должен уметь отвечать на самые разные вопросы. Если у священника есть лишь узкие познания в области совершения богослужения, так называемого требоисполнительства, то он просто не отвечает требованиям времени.

И перед нашей Общецерковной аспирантурой, и перед духовными академиями стоит задача воспитания пастырей нового поколения. Здесь мы встречаемся с определённой инерцией, которая идет еще от советского времени и которая заключается в том, что образовательный процесс в некоторых духовных школах продолжает строиться по принципу пассивного усвоения студентами того или иного материала. Иначе говоря, студентам читается лекция, им рассказывают о каких-то богословских концептах, они должны все это где-то зафиксировать, а потом – максимально точно воспроизвести. Это, с научной точки зрения, – путь в никуда. Наша задача – научить людей самостоятельно мыслить, самостоятельно работать с источниками, вовлекаться в научную работу и испытывать к ней интерес. Не всякого удается этим заразить, но те научные методы, которые сегодня нами употребляются, направлены как раз на это.

С. Кравец: Не могу не вспомнить такой штрих из биографии Патриарха Кирилла, когда он еще в конце 70-х годов, будучи ректором Ленинградских духовных школ, ввел практику самостоятельных занятий – семинаров, и, самое главное, практику работы с источниками в возглавляемой им академии. В течение нескольких лет в журналах академического совета фиксировалось сопротивление не только студентов, но и преподавателей, для которых новая практика показалась чем-то новым и трудным. Может быть, аспирантура сможет подготовить новый преподавательский состав, который смог бы заразить студентов этой тягой к самостоятельной работе, самостоятельному мышлению.

Митрополит Иларион: Вы напомнили о том времени, когда Святейший Патриарх, будучи еще совсем молодым человеком, возглавлял Ленинградские духовные школы. Сейчас в Церкви трудятся многие выпускники Питерских школ того периода. Они хорошо помнят это время. Для страны в целом это было время так называемого застоя. В церковной жизни, с окончанием хрущевских гонений и приходом к власти Брежнева, тоже наступил своего рода застой. А в Ленинградских духовных школах – благодаря, конечно, митрополиту Никодиму, который оказывал очень мощную поддержку и как бы своим телом защищал духовные школы от холодных ветров, благодаря динамизму, уму, эрудиции тогдашнего ректора –никакого застоя не было. Там кипела жизнь, там кипела научная работа. Это показывает, что во многом уровень научной работы и методы воспитания зависят от ректора, от преподавательского состава.

Сегодня мы возлагаем надежды на нашу молодежь, на тех молодых преподавателей, которые приходят на смену старшему поколению. Некоторые из них учились на Западе и знакомы с западными методиками образования. Но очень важно, чтобы мы не слепо копировали западную систему образования, а брали из нее то лучшее, что в ней накопилось. Я считаю, что самое важное – это способность приучить человека к научному методу. Я учился в Московской семинарии, академии, но до тех пор, пока я не прошел школу Оксфордского университета, я не знал, что такое научный метод, что такое метод работы с источниками. Только там я по-настоящему это осознал и с тех пор этот метод применяю и стараюсь к нему приучать и наших студентов.

С. Кравец: В этом методе таится определенная опасность. Когда люди со студенчества начинают работать самостоятельно, а их в этом поддерживают, развивая такую самостоятельность, зачастую это самовыражение никак не связывается в их голове с ответственностью за свои слова. В результате мы получаем какие-то совершенно безумные, безобразные богословские определения, а их автор говорит: а я так думаю, мне так пришло в голову. Причем такие мысли высказывают даже те, кто уже стал священнослужителями, вслух на проповедях.

Митрополит Иларион: Или в блогах…

С. Кравец: Недавно я услышал на проповеди такой перл: как Христос вочеловечился, так Святой Дух воголубился. Что делать с этим проповедником, было совершенно непонятно. Чем он забивает головы своим бедным прихожанам! В этом смысле, конечно, нужно большое внимание. И я вижу, что в аспирантуре при написании работ чувство ответственности становится очень важным и доминирующим. Насколько я знаю, далеко не все работы доходят до диссертационного совета из-за своей научной безответственности.

Митрополит Иларион: Чтобы студент ответственно подходил к материалу, существует научный руководитель или научный консультант. У нас к каждому студенту прикреплен такой консультант. Его задача как раз и заключается в том, чтобы подсказывать студенту, где он может идти на поводу у своего образа мысли, у своих вкусов, а где он должен ориентироваться на установившиеся, апробированные и доказанные истины. Вполне естественно, что некоторые работы не доходят до диссертационного совета. Вполне естественно, что некоторые студенты, проучившись какое-то время, не могут окончить наше учебное заведение, потому что требования достаточно высокие. Это, прежде всего, требования к качеству работы и к качеству выводов. Любой вывод должен быть доказан. Ты можешь думать все что угодно, но ты должен уметь доказать свою точку зрения.

С. Кравец: Но как современный студент, студент аспирантуры может работать с источниками? Давайте признаемся честно: на русском языке источников по современному богословию, по современной истории Церкви, особенно зарубежной Церкви, Римско-Католической и Православной, почти нет или они очень старые, XIX века.

Митрополит Иларион: За исключением Православной энциклопедии.

С. Кравец: Которая перерабатывает огромную массу иностранных источников.

Митрополит Иларион: Уже сейчас в Православной энциклопедии собран огромный материал от буквы «А» до буквы «К», и со временем этот массив информации будет увеличиваться.Но я убежден, что для современного богослова, церковного историка, библеиста совершенно необходимо знание современных европейских языков – как минимум английского на том уровне, который позволит общаться на этом языке, а также французского, немецкого, греческого или итальянского (в зависимости от области исследования) на том уровне, который позволит читать на этом языке литературу. Мы ставим достаточно высокую планку в этом отношении, и на этой почве у нас тоже отсеиваются студенты, потому что не все оказываются способными, не все оказываются достаточно мотивированными, чтобы учить иностранные языки. Но если у студента есть мотивация, если он, находясь здесь, усваивает большой запас знаний в том или ином языке – пусть даже пассивно, то мы предоставляем такому студенту возможность поехать за границу на языковые стажировки, чтобы весь этот накопленный пассив перевести в актив. Иногда мы имеем блестящие результаты.

С. Кравец: Как жаль, что когда я учился, не было аспирантуры с такими возможностями! Мы действительно стали реализовывать задачу, которую первоначально перед собой даже не ставили, – это воспитание нового поколения церковных авторов, которые сталкиваются с необходимостью работы с источниками, в том числе с современными иноязычными источниками. Поначалу было трудно. Поначалу у нас где-то 90 процентов авторов было из светской академической науки. Но потом все-таки начало расти число новых авторов из системы духовного образования – не все они в сане, но их становится больше. Вот уже и рецензенты не так строги, вот уже и редакторы работают с большим удовольствием с этими новыми авторами – и если среди них еще нет пока студентов Общецерковной аспирантуры, то преподаватели аспирантуры среди них есть.

Митрополит Иларион: Думаю, что мы можем вместе констатировать, что уровень нашего духовного образования постепенно повышается, что та реформа духовного образования, которая идет уже довольно долго и которой новый импульс придал Святейший Патриарх, уже приносит свои плоды. На этой оптимистической ноте мы и завершим нашу передачу.

 


Служба коммуникации ОВЦС

Multithumb found errors on this page:

There was a problem loading image 'images/stories/news2013/09_sep/12/dsc01675.jpg'

dsc01675.jpg20 сентября 2013 года в Отделе внешних церковных связей Московского Патриархата состоялась встреча председателя ОВЦС митрополита Волоколамского Илариона с группой японских ученых, занимающихся сравнительными исследованиями в области образования в России и Японии.

В настоящее время ученые исследуют реформы образования в России за последние 20 лет.

В составе группы были: проректор университета Цуру Бунка Сэйдзи Фукуда, профессор университета Асия Кунико Хакамада, учащийся аспирантуры университета Хиросимы Такахито Куроки и учащийся аспирантуры университета Хитоцубаси Кэн Киносита.

Во встрече также приняли участие: проректор Общецерковной аспирантуры и докторантуры имени святых Кирилла и Мефодия протоиерей Владимир Шмалий и учащийся Общецерковной аспирантуры и докторанутры иеродиакон Николай (Оно).

Митрополит Иларион рассказал гостям о деятельности святого равноапостольного Николая Японского и его роли в деле распространения Православия в Японии.

Владыка также рассказал об истории и современном состоянии духовного образования в Русской Православной Церкви и о взаимодействии Русской Православной Церкви и государства в сфере преподавания теологии в вузах и курса «Основы православной культуры и светской этики» в школе.

В завершении встречи митрополиту Илариону был вручен памятный подарок.

{gallery}stories/news2013/09_sep/12{/gallery}



Служба коммуникации ОВЦС

Multithumb found errors on this page:

There was a problem loading image 'images/stories/news2013/09_sep/martin-12.09.jpg'

martin-12.09.jpg12 сентября 2013 г. в рамках проекта Общецерковной аспирантуры и докторантуры им. свв. Кирилла и Мефодия «Религия, наука и общество» в Отделе внешних церковных связей Московского Патриархата прошел семинар под руководством всемирно известного социолога религии профессора Дэвида Мартина, в котором приняли участие молодые ученые из России, Украины, Белоруссии и Литвы, составляющие исследовательскую группу проекта.

Семинар был посвящен сравнительному анализу различных моделей светскости. В частности, на семинаре обсуждались следующие вопросы:

 •    Существует ли восточноевропейский паттерн секуляризации?
 •    Диалектика религиозного выбора и территориальной / национальной укорененности религиозных традиций.

Исследовательский проект будет продолжаться в течение года под научным руководством профессора Хосе Казановы и завершится конференцией, на которой молодые ученые представят результаты своей работы.

new_logo-400.jpgПо результатам проведенных с 9 по 13 сентября 2013 г. вступительных испытаний зачислить* в Общецерковную аспирантуру и докторантуру следующих лиц:

На профиль «Внешние церковные связи»:

1.    Иеромонаха Филарета (Кравченко);
2.    Диакона Игоря Тымуша;
3.    Гандур Карину Ахмад;
4.    Петрова Сергея Валерьевича;
5.    Сироту Андрея Ивановича;
6.    Тарасова Владимира Андреевича;
7.    Шурупова Михаила Юрьевича.

В качестве вольнослушателей:

1.    Князькина Сергея Александровича;
2.    Кричфалушего Ивана Васильевича;
3.    Отарашвили Шио Суликоевича.

На профиль «Христианские источники»:

1.    Игумена Афанасия (Селичева).
2.    Коюшева Михаила Васильевича;
3.    Тян Владимира Германовича;
4.    Тян Владислава Германовича.

В качестве вольнослушателя:

1.    Никулина Сергея Олеговича.

---

* В соответствии с порядком, установленным приказом

 {gallery}stories/news2013/09_sep/11{/gallery}

new_logo-400.jpgПо результатам проведенных с 9 по 13 сентября 2013 г. вступительных испытаний зачислить в Общецерковную аспирантуру и докторантуру следующих лиц:

I.    По докторской программе

На кафедру истории:

1.    Бирюкову Юлию Александровну
2.    Иерея Сергия Голубцова
3.    Мурзина Евгения Борисовича
4.    Никулина Ивана Александровича
5.    Протоиерея Димитрия Сазонова

На кафедру философии:
6.    Диакона Димитрия Майорова

II.    По кандидатской программе (очная форма обучения)

на кафедру богословия:
7.    Пучкову Софью Сергеевну
8.    Иеромонаха Авеля (Плахтий)

на кафедру внешних церковных связей:
9.    Горлушкину Нину Владимировну
10.    Иерея Вячеслава Рогозу
11.    Dragoi Darie Feodorovici

на кафедру истории
12.    Кириченко Павла Владимировича
13.    Суханова Александра Васильевича

На кафедру церковных искусств и археологии
14.    Лямину Анну Александровну

III.    По кандидатской программе (заочная форма обучения)

на кафедру богословия:
15.    Давыдову Юлию Владиславовну
16.    Дементьева Максима Владимировича
17.    Скляр Тимофея Алексеевича

на кафедру внешних церковных связей:
18.    Алферова Сергея Геннадьевича
19.    Иерея Алексия Белоцерковского
20.    Иерея Сергия Копущу
21.    Иерея Павла Мурзича
22.    Иерея Игоря Семина
23.    Иерея Димитрия Скидаленко

на кафедру церковно-практических наук:
24.    Иерея Сергия Бернацкого
25.    иерея Димитрия Огнева

на кафедру истории:
26.    Епископа Антония (Азизова)
27.    Зубрий Евгения Федоровича

IV.    В качестве соискателей:

28.    Иеромонаха Иннокентия (Деньщикова)
29.    Протоиерея Алексия Нецветаева
30.    Мацину Любовь Евгеньевну

{gallery}stories/news2013/09_sep/11{/gallery}

Multithumb found errors on this page:

There was a problem loading image 'images/stories/news2013/09_sep/martin1s.jpg'

martin1s.jpg11 сентября 2013 г. лекцией профессора Дэвида Мартина «Секуляризация, секуляризм и постсекулярное сквозь призму отношений власти» в НИУ «Высшая школа экономики»началась вторая сессия проекта Общецерковной аспирантуры и докторантуры «Религия, наука и общества».

Перед началом выступления профессора Мартина от лица председателя Отдела внешних церковных связей, ректора Общецерковной аспирантуры и докторантуры, председателя Синодальной библейско-богословской комиссии митрополита Волоколамского Илариона к слушателям обратился проректор Общецерковной аспирантуры и докторантуры, секретарь Синодальной библейско-богословской комиссии протоиерей Владимир Шмалий.

От лица руководства НИУ ВШЭ гостя приветствовал декан философского факультета профессор А.М. Руткевич. Он отметил, что лекция профессора Мартина в стенах учебного заведения проводится в рамках развивающегося сотрудничества Высшей школой экономики и Общецерковной аспирантуры и докторантуры.

Московский этап проекта «Религия, наука и общество» продлится до 14 сентября. За это время профессор Дэвид Мартин проведет семинар для исследовательской группы проекта в Отделе внешних церковных связей Московского Патриархата (12 сентября). Затем профессор Мартин прочтет лекцию в стенах Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (13 сентября, 15:00) и проведет семинар в Российском государственном гуманитарном университете (14 сентября).

Трехлетний проект «Религия, наука и общество» осуществляется Общецерковной аспирантурой и докторантурой в партнерстве с Синодальной библейско-богословской комиссией и англо-американским Обществом христианских философов при поддержке Фонда Джона Темплтона. За это время Россию, Украину и Белоруссию посетят пятнадцать ведущих ученых и специалистов в области социологии и философии религии, современной теологии, диалога науки и религии.

 {gallery}stories/news2013/09_sep/10{/gallery}


new_logo-400.jpg10 сентября 2013 г. состоялось заседание кафедры истории Общецерковной аспирантуры и докторантуры, которое провел заведующий кафедрой профессор А.Ю. Андреев. В рамках заседания состоялась предзащита магистерской диссертации студента магистратуры второго года обучения С. Мишина "Вопросы истории и канонический статус "Новозыбковской архиепископии"". 

На заседании присутствовали научный руководитель Мраморнов А. И. к.и.н., секретарь Ученого Совета  ОЦАД, и рецензент свящ. Иоанн Миролюбов, секретарь Комиссии по делам старообрядных приходов и по взаимодействию со старообрядчеством.

По результатам обсуждения работа была допущена к защите с условием внесения в текст необходимых исправлений. Кроме того, магистранту было предложено продолжать исследование данной темы в рамках обучения в аспирантуре.

Научно-образовательная теологическая ассоциация Патриархия - сайт Учебный комитет Богослов.RU