В Санкт-Петербургском Доме книги состоялась презентация новых книг митрополита Волоколамского Илариона о святых апостолах Петре и Павле

20180513-1.JPG

13 мая 2018 года в Санкт-Петербургском Доме книги прошла встреча с председателем Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, ректором Общецерковной аспирантуры и докторантуры имени святых Кирилла и Мефодия митрополитом Волоколамским Иларионом, в рамках которой были презентованы две новые книги Владыки – «Апостол Павел. Биография» и «Апостол Петр. Биография».
 
На презентации присутствовали полномочный представитель Президента в Северо-Западном федеральном округе А. Д. Беглов, настоятельница Воскресенского Новодевичьего женского монастыря в Санкт-Петербурге игумения София (Силина), духовенство Санкт-Петербургской митрополии, студенты Санкт-Петербургской духовной академии, многочисленные читатели.
 
Обращаясь к собравшимся, митрополит Иларион сказал:
 
«Для многих из тех, кто читает Евангелия, послания святого апостола Павла, Книгу Деяний апостольских, эти два образа – первоверховные апостолы Петр и Павел – представляют собой и объект большого интереса и в, то же время, большую загадку.
 
Что мы знаем о святом апостоле Петре? Очень много и очень мало. Петр – второй по количеству упоминаний персонаж в Евангелиях после Иисуса Христа, он упоминается чаще других апостолов. Во всех списках двенадцати апостолов, а таких списков три в Евангелиях от Матфея, от Марка и от Луки, и еще один список в Книге Деяний апостольских – во всех этих списках он стоит на первом месте. И это неслучайно, потому что уже при жизни Христа Петр занял первенствующее место в общине из двенадцати апостолов.


Мы читаем в Евангелии от Иоанна о том, как Петр был призван к апостольскому служению. Произошло это через его брата Андрея, который был одним из учеников Иоанна Крестителя, последовавших за Иисусом после того, как Креститель указал на Иисуса и сказал: "Вот Агнец Божий" (Ин. 1, 29). Андрей привел Петра к Иисусу, и Иисус, увидев его, сказал: "Ты – Симон, сын Ионин; ты наречешься Кифа, что значит: камень" (Ин. 1, 42). 
 
В Евангелии от Луки мы читаем еще об одном призвании этого апостола. Когда он вместе с другими учениками на Галилейком озере ловил рыбу, они ловили в течение всей ночи, и ничего не поймали. И вот наутро они увидели Иисуса: Он стоял на берегу и предложил им отплыть и закинуть сети снова. И когда они закинули сеть, то поймали великое множество рыб, так что сеть начала разрываться. И Петр, который был профессиональным рыбаком и никогда в жизни не вылавливал такое количество рыбы, был настолько потрясен этим чудом, что припал к коленям Иисуса и сказал: "Выйди от меня, Господи! потому что я человек грешный" (Лк. 5, 8). И Господь тогда сказал ему, что он будет ловцом не только рыб, но ловцом человеков. Это было второе призвание Петра на апостольство.
 
А третье призвание – это то, которое описано у евангелистов Матфея и Марка. Когда Иисус проходил близ моря Галилейского, Он увидел Петра и брата его Андрея, закидывающих сети в море, и сказал им: "Идите за Мною" (Мф. 4, 19; Мк. 1, 17). Они оставили сети и последовали за Христом. Когда мы читаем этот рассказ у Матфея и Марка, мы можем подумать, что Господь призывает незнакомых людей, и они, пораженные то ли Его видом, то ли Его словом, следуют за ним. Но если мы сравним все три евангельских повествования, то поймем, что на Галилейском озере Господь призвал уже знакомых ему людей. И как толкует это святой Иоанн Златоуст, Господь сначала призвал Петра, назвал его Кифой, а потом Петр вернулся к своим обычным занятиям. Потом Господь его вторично призвал, а затем в третий раз призвал. И с этого момента Петр становится Его учеником.
 
Мы много раз встречаем Петра на страницах Евангелий, и до сих пор ученые спорят, является ли он положительным или отрицательным персонажем. Я думаю, что однозначного ответа на этот вопрос нет, потому что Петр предстает в Евангелиях таким, каким он был на самом деле. А был он человеком пламенным, горячим, который быстрее других реагировал на то, что видел и слышал, который был глубоко предан своему Учителю и в то же время человеком колеблющимся, сомневающимся и способным к падению.
 
Мы видим, как, когда Господь Иисус Христос спрашивает Своих учеников о том, за кого принимают Его люди, Петр от лица учеников говорит: "Ты Христос, Сын Бога живого" (Ин. 6, 69). Почему только Петр отвечает? Потому ли, что только он увидел и распознал в Иисусе Христе Сына Божия, или потому, что он говорит от лица всей общины? Опять же мы этого не знаем, но мы слышим ответ Иисуса. Это уже в Евангелии от Матфея, где Он говорит: "Ты – Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее" (Мф. 16, 18).
 
Как мы знаем, есть разные толкования этого эпизода. У Римской Церкви на этом евангельском повествовании построено целое учение о том, что Иисус Христос создал Церковь на камне, и этим камнем является Петр. А после смерти Петра этим камнем являются его преемники – римские епископы. На православном Востоке восторжествовало другое толкование: Иисус Христос построил Свою Церковь на твердом камне исповедания веры в Него как Сына Божия. И именно это исповедание веры сделало Петра тем камнем, на котором построена Церковь. Но сам Петр впоследствии напишет в одном из своих посланий: "Сами, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный" (1 Пет. 2, 5), и скажет о том, что краеугольным камнем Церкви является Христос, и на этом краеугольном камне строится все здание Церкви.
 
Евангелие повествует о том, что вскоре после того как Петр исповедовал Иисуса Сыном Божиим, он услышал предсказание Спасителя, что Тот будет предан в руки грешников, распят, умрет и воскреснет. И о том, как Петр подходит к Иисусу и говорит: "Да не будет этого с Тобою!" (Мф. 16, 22). Иисус произносит очень резкие слова, те же слова, которые Он адресовал диаволу, искушавшему Его в пустыне: "Отойди от Меня, сатана" (Мф. 16, 23), добавляя: "Потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое" (Там же).
 
Мы видим очень часто апостола Петра не понимающим, что говорит или делает его Учитель. Мы слышим, как он от лица учеников обращается к Иисусу с вопросами о значении тех или иных притч и изречений Спасителя. Он иногда спорит с Иисусом, например, когда он услышал, как Иисус сказал о том, что человек должен сохранять супружескую верность, и о том, что нельзя смотреть на женщину с вожделением. Он сказал, что лучше в таком случае вообще не жениться. Это, конечно, была попытка показать Спасителю, что Его учение слишком радикально, что оно трудно выполнимо. Но Господь Иисус Христос был очень терпелив по отношению к Своему ученику.
 
Во всех четырех Евангелиях мы читаем рассказ о том, как Петр отрекся от Иисуса, когда Иисус был взят под стражу. Каждый из евангелистов дает какие-то детали происходившего, но все сходятся в том, что Иисус предсказал Петру, что он отречется, и затем, что Петр отрекся трижды и что напоминанием об этом предсказании Спасителя был крик петуха. Мы можем спросить себя, почему все четыре евангелиста сочли необходимым рассказать эту позорную историю из жизни того, кто потом, после Воскресения Спасителя, возглавит апостольскую общину. Я думаю, что они это сделали по целому ряду причин. Во-первых, потому, что эта история настолько тесно сплетена с историей жизни и смерти Иисуса Христа, что расплести эти две истории было уже невозможно, да Церковь никогда и не делала такой попытки. Петр не скрывал своего греха, он этот грех оплакал сразу же после того, как он произошел. И, как мы читаем в Евангелии от Иоанна, Господь Иисус Христос восстановил Петра в апостольском достоинстве, когда после Своего Воскресения спрашивал его: "Любишь ли ты меня?" (Ин. 21, 15-16-17). Петр трижды Ему ответил, что любит, а на третий раз он опечалился, потому что в этом троекратном вопросе услышал недоверие. Тогда Петр сказал: "Господи! Ты все знаешь; Ты знаешь, что я люблю тебя" (Ин. 21, 17). И Господь трижды сказал ему: "Паси овец Моих" (Ин. 21, 17), а затем и предсказал, что Петр умрет насильственной смертью, что настанет момент, когда он будет препоясан и поведен туда, куда он не хочет идти. Это было предсказание о его мученической кончине.
 
Закрывая по прочтении последнюю страницу четвертого Евангелия, мы понимаем, что перед нами образ ученика колеблющегося, сомневающегося, ученика, призванного на высокое служение, но пока еще не оправдавшего возлагавшихся на него надежд.
 
После Евангелия от Иоанна мы открываем Книгу Деяний апостольских и читаем о том, какие первые шаги делала Церковь после Воскресения Господа Иисуса Христа. Первым шагом было избрание двенадцатого апостола на место отпавшего от апостольской общины Иуды-предателя. Мы видим, что избрание происходит под председательством Петра. Петр инициирует его, говорит о том, каким должен быть человек, который войдет в апостольскую общину. Затем происходит избрание жребием: из двух человек избирается один – Матфей. И, что самое интересное, этот Матфей сразу же после своего избрания исчезает из повествования; в Книге Деяний он больше нигде не упоминается. А почему? Об этом я скажу чуть позже.
 
Дальше мы слышим о том, как Петр проповедует в Иерусалиме, и о том, как в день Пятидесятницы (предсказанный Иисусом как день сошествия на учеников Духа Святого, который научит их всему, что они должны говорить) Петр выступает с проповедью перед многотысячным собранием. Мы впервые видим совершенно другого Петра: уже не того сомневающегося и колеблющегося ученика, представавшего перед нами на страницах Евангелий, а человека, дерзновенно свидетельствующего об Иисусе Христе как Мессии, которого израильский народ ожидал на протяжении многих веков. И Петр говорит, обращаясь к иудейской аудитории, о том, что они распяли Его, но Бог Его воскресит. Он говорит с уверенностью, с убежденностью, с полным бесстрашием и полным пониманием тех рисков, которые несет за собой его проповедь.
 
Далее начинается рассказ Книги Деяний о различных действиях и чудесах Петра. И мы видим, что Петр повторяет некоторые из чудес, которые совершал Иисус Христос. Он исцеляет больных, даже тень проходящего Петра имеет целительное свойство; Петр воскрешает умершую; он совершает еще целый ряд чудес. Мы слышим о том, как Петр был арестован и чудесным образом отпущен из темницы. И мы слышим о том, как Петр на апостольском соборе, который произошел предположительно лет через пятнадцать-восемнадцать после смерти и Воскресения Иисуса Христа, говорит о необходимости открыть двери Церкви для язычников. После этого эпизода Петр исчезает со страниц Книги Деяний. Мы не знаем о том, что происходило с ним дальше и как он закончил свою жизнь. Все, что мы знаем о Петре после апостольского собора, мы черпаем из преданий Церкви, книг святых Отцов и сочинений древних церковных историков.
 
Что же происходит в Книге Деяний? После того как несколько глав ее были почти целиком посвящены Петру (упоминались также Иоанн и Филипп), в ней рассказывается, как Господь явился на пути в Дамаск человеку, который был гонителем Церкви и во время убиения камнями первомученика Стефана одобрял это убийство. К его ногам иудеи, побивавшие камнями мученика, складывали свои одежды. Что это был за человек, и откуда он взялся? Об этом человеке и о его предыстории из Книги Деяний мы ничего не знаем. Но мы узнаем о его прошлом из его собственных посланий, в которых он рассказывает о том, что был сыном фарисея, был воспитан в иудейском благочестии и чрезмерно ревностен в исполнении правил Моисеева закона. Именно эта ревность заставила его примкнуть к той группе фарисеев, которая, осудив Иисуса на смерть, продолжала и после смерти поносить Его как вероотступника и человека, совершившего богохульство, поскольку Он называл себя Сыном Божиим. Юноша Савл был одним из тех, кто преследовал христиан в первые годы после Воскресения Иисуса Христа.
 
В Книге Деяний трижды рассказывается (сначала об этом говорит сам автор Книги евангелист Лука, а затем дважды приводится собственный рассказ Павла) о том, как на пути в Дамаск Савлу явился Христос, Который сказал ему: "Савл, Савл! что ты гонишь Меня?" (Деян. 9, 4) Савл обратился к Нему со словами: "Кто Ты, Господи?" (Деян. 9, 5). И Господь ответил: "Я Иисус, Которого ты гонишь" (Там же). Это видение настолько потрясло Савла, что он ослеп, несколько дней не ел и не пил. Его под руки привели в Дамаск, а затем Господь послал к нему одного из учеников – Ананию, который появляется в Книге Деяний только в этом эпизоде и затем исчезает, как и многие другие герои этой книги. Анания совершает над Савлом таинство крещения, он рассказывает ему о Сыне Божием, и Павел сам начинает проповедовать Иисуса Христа. Бывший гонитель в одночасье становится апостолом.
 
Некоторые думают, что Савл в крещении получил имя Павел. Это не совсем так. На самом деле, Савл и Павел – это два имени одного и того же человека, только одно имя еврейское, а другое греческое. В Книге Деяний, когда говорится о Савле-гонителе, употребляется его еврейское имя, но когда говорится о Павле-апостоле, употребляется его греческое имя. Так принято не в последнюю очередь потому, что Павел проповедовал и писал свои послания на греческом языке, и в них называл себя именем Павел.
 
Из Книги Деяний мы узнаем о том, как Павла не хотели принимать в апостольскую общину. Ему не доверяли, потому что думали, что он обманным путем пытается вкрасться в общину учеников и разложить ее изнутри. Все помнили о том, каким ревностным гонителем веры он был, и не могли поверить, что он искренне обратился ко Христу. В течение всей последующей жизни Павлу придется доказывать, что он не менее апостол, чем другие апостолы, хотя он не был с Иисусом Христом при жизни, не был свидетелем его чудес, не был избран Спасителем в круг двенадцати апостолов. Тем не менее, Павел называл себя апостолом и в своих посланиях спрашивал: "Не апостол ли я?" (1 Кор. 9, 1). И он писал своим адресатам: "Если для других я не апостол, то для вас апостол" (1 Кор. 9, 2). А сравнивая себя с другими апостолами, он говорил, что более других потрудился во благовестии Христовом.
  
И действительно, более половины Книги Деяний апостольских посвящено Павлу, его миссионерским путешествиям, которые не могут не поражать своими масштабами. Когда мы открываем Новый Завет, во многих изданиях в конце есть карта этих путешествий. Там прочерчено несколько маршрутов. Даже по сегодняшним меркам это огромные расстояния, которые на самолете преодолеваются за два или три часа, а Павел ходил пешком. Может быть, иногда он пользовался лошадьми или преодолевал какие-то расстояния по морю, но в основном он ходил пешком. Это сотни и тысячи километров пешего пути, причем пройденные не в удобной спортивной обуви, используемой сейчас некоторыми людьми для хождения, ставшего очень модным (есть даже целая теория о том, сколько нужно проходить шагов в день, чтобы быть здоровым). Павел ходил в простых сандалиях по пыльным дорогам. И ходил не для здоровья, а чтобы Христа проповедовать.
 
Он чувствовал, что на него возложена особая миссия. Здесь я хотел бы вернуться к истории избрания двенадцатого апостола. Я не случайно сказал о том, что в Книге Деяний Матфей появляется только в эпизоде избрания, а потом исчезает. Это был тот человек, который был поставлен апостольской общиной на двенадцатое место по жребию. Но у Бога был Свой промысл об апостольской общине. И Он призвал человека со стороны, призвал гонителя, которого сделал апостолом, человека, который вторгся в этот круг двенадцати и занял там первенствующее место рядом с апостолом Петром. Посмотрите на икону Пятидесятницы. Кто изображен в круге апостолов? Петр и Павел. Посмотрите на любую каноническую икону двенадцати апостолов. Кто там стоит на первом месте? Петр и Павел. Не Петр и Матфей, не Петр и Андрей, не Петр и Иоанн, о котором говорится в начальных главах Книги Деяний, а Петр и Павел. 
 
Давайте теперь спросим себя, почему Павел занял такое место в апостольской общине и вообще в истории Церкви. Для того чтобы это понять, недостаточно прочитать Книгу Деяний и проследить по карте маршруты его миссионерских путешествий, какими бы впечатляющими они ни были. Прежде всего, нужно прочитать его послания. Эти послания составляют около трети от всего корпуса Нового Завета. Они практически ежедневно читаются в храме на богослужениях, за исключением тех дней, когда читаются соборные послания, принадлежащие другим апостолам. Эти послания были первым памятником христианской литературы. Не будем забывать и о том, что Павел писал свои послания в 40-50 годы I века, когда еще не было Евангелий как сложившегося, законченного корпуса Писания, как Священного Писания. Когда мы читаем послания апостола Павла, мы видим, что он нигде и никогда не цитирует Евангелие, потому что его еще нет, оно еще было в процессе формирования, существовало в устной традиции. Может быть, частично оно уже было кем-то записано, но самые первые памятники христианской литературы – это послания апостола Павла.
 
А в чем значимость этих посланий? Здесь мы должны вновь обратиться к истории Петра и других апостолов, бывших свидетелями жизни и чудес Иисуса Христа. Именно внутри апостольской общины родилось Евангелие как письменный источник, основанный на устном предании о жизни и учении Сына Божия. Мы к Евангелиям относимся как к достоверным источникам, потому что за каждым Евангелием стоят свидетельства очевидцев. Как мы знаем, Матфей был одним из двенадцати апостолов, Иоанн также был одним из двенадцати апостолов, а Марк и Лука предположительно основывались на свидетельстве Петра и, может быть, на свидетельстве еще каких-то лиц евангельской истории. Я, например, предполагаю, что источником рассказа о том, как двенадцатилетний Иисус Христос потерялся в храме Иерусалимском, может быть только одно лицо – Божия Матерь. Никто другой не смог бы этого пересказать так, как она это рассказала кому-то, кто поведал об этом Луке; или она сама рассказала Луке, и с ее слов это было записано. Думаю, что и история Благовещения также была записана с ее слов. История Рождества Христова, описанная у Матфея, как я думаю, сформировалась в кругу родственников Иисуса Христа по плоти, которые могли услышать ее от Иосифа. Но в основном, если мы говорим о евангельском тексте, наверное, 95 процентов евангельских сюжетов описаны либо самими очевидцами, либо со слов очевидцев.
 
При этом, когда мы читаем Евангелия от Матфея, Марка и Луки, мы видим повествование о жизни Иисуса Христа, пересказ Его притч и поучений. Но эти Евангелия практически не содержат никакого богословского осмысления той истории, которая в них рассказывается. Первую попытку богословского осмысления евангельской истории, если говорить о четырех евангелистах, сделал Иоанн Богослов. Но он, согласно преданию древней Церкви, писал после трех других евангелистов, по-видимому, намного позже. Он уже был знаком с их повествованием, не повторял того, что говорили они, а дополнял их, в некоторых случаях корректировал и, что самое важное, облекал евангельскую историю в некую богословскую раму. Существует много различных теорий о том, откуда появилась эта богословская рама. Но мы не должны забывать о том, что послания апостола Павла появились раньше, чем Евангелие от Иоанна; судя по всему, намного раньше. То есть именно Павел был первым, кто всю историю жизни, смерти и Воскресения Иисуса Христа осмыслил как богослов.
 
Именно богословие Павла лежит в основе всего богословия христианской Церкви. Это трудно даже передать словами, но, с чем бы Вы ни соприкоснулись в христианской Церкви, вы увидите феноменальное и грандиозное влияние апостола Павла. Возьмите нашу православную Литургию. Прочитайте те молитвы, которые священник за Литургией читает перед престолом. Эти молитвы почти полностью сотканы из различных выражений, фраз из посланий апостола Павла. Вы, наверное, замечали, что когда Великим постом по воскресеньям служится Литургия Василия Великого, священник читает очень длинные молитвы. Вы их не слышите, потому что хор поет. Но хор поет дольше, чем обычно, потому что священник читает гораздо более длинные молитвы, чем те, что содержатся в Литургии Иоанна Златоуста. Не поленитесь, прочитайте эти молитвы. 
 
Почитайте творения святых Отцов – Григория Богослова, Василия Великого, Иоанна Златоуста, кого угодно. Вы увидите, что все наше церковное богословие построено на учении апостола Павла. То есть феномен жизни, личности, учения, страданий, смерти и Воскресения Иисуса Христа был богословски осмыслен именно апостолом Павлом. Он был тем, кто заложил фундамент христианского богословия, на котором потом строилось все здание христианского богословия, а также христианской литургии, и, в самом широком смысле, все христианское богослужение. Поэтому значение Павла для Церкви переоценить невозможно.
 
Некоторые протестантские исследователи XIX века даже говорили, что Павел вообще был создателем христианства. Это, конечно, преувеличение. Создателем христианства был Иисус Христос. Но Он, как мы знаем, не оставил после Себя никаких писаний. Всю Свою проповедь, донесение ее до последующих поколений Он полностью вверил Своим апостолам. Они передали нам то, что говорил Иисус Христос, рассказали всю Его историю. Но кому-то надо было эту историю богословски осмыслить, потому что на тот вопрос, который Иисус Христос поставил Своим ученикам: "За кого люди почитают Меня, Сына Человеческого?" (Мф. 16, 13), каждый должен был дать себе ответ. И вполне можно было, прочитав историю Иисуса Христа, например, у Матфея или у Марка, или у Луки, сказать себе: "Да, это история замечательного и очень интересного человека, учителя нравственности, пророка, человека, Который незаслуженно пострадал, Который был несправедливо обвинен". Но здесь возникает вопрос о том, в чем же значение Воскресения Христова. И мы помним слова апостола Павла, который сказал: "А если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша" (1 Кор. 15, 14).
 
Именно эти слова показывают, что факт Воскресения Христова является ключом ко всей истории земной жизни Иисуса Христа. Если эту историю разложить на отдельные элементы, то в ней самой по себе нет ничего уникального. Разве Иисус Христос был единственным человеком, Который был несправедливо осужден? Разве Сократ был справедливо осужден? Разве Сенека был справедливо осужден? Может быть, Иисус Христос был единственным человеком, Который был распят на кресте? Но на кресте распяли шесть тысяч рабов, которые участвовали в восстании Спартака. Только почему-то ни один из этих шести тысяч крестов не оказал того влияния на жизнь и историю человечества, какое оказал Крест Иисуса Христа. Может быть, Иисус говорил какие-то особые вещи, которые до Него никто не говорил? Да, Он говорил некоторые новые вещи, а некоторые старые повторял. Например, когда Его спросили о двух главных заповедях, Он их назвал, но обе эти заповеди Он взял из Ветхого Завета, то есть просто их процитировал. Некоторые положения из Ветхого Завета Он оспаривал. Он говорил: "Вы слышали, что сказано древним" (Мф. 5, 21). "А Я говорю вам" (Мф. 5, 22). 
 
Но, в то же время, сказать, что Его учение – это суть той религии, которую Он создал, мы не можем, потому что суть этой религии заключается в личности Иисуса Христа. Если мы спросим себя, что самое главное в христианстве – нравственное учение, богослужение или богословие, то я бы ответил так: ни то, ни другое, ни третье. А самое главное в христианстве – это Иисус Христос, Его живая личность. Павел поставил перед собой и перед первым поколением христиан вопрос о том, что же означает эта личность для нас. Почему она имеет такое решающее значение? Почему именно факт Воскресения Христова является ключом ко всей этой истории? И он ответил: потому что Иисус Христос – это воплотившийся Бог. Он в своих посланиях развивал учение об искупительном смысле страданий Иисуса Христа. Они искупительны именно потому, что на Кресте страдал не просто человек, не один из многих людей, а сам воплотившийся Бог.
 
Когда люди страдают, теряют своих близких, когда происходит что-то, с чем они не могут смириться, они часто говорят: "Где же Бог? Почему Бог не рядом? Почему Бог меня не слышит?" Из Евангелия мы узнаем, что Бог прошел через те же человеческие страдания, через которые проходят люди. Бог абсолютно солидарен с человеком, когда человек страдает. Бог находится рядом с человеком, когда человек страдает. Подлинный лик Бога был открыт человечеству воплотившимся Сыном Божиим Иисусом Христом. Но именно апостол Павел был тем человеком, который первым показал всю значимость Боговоплощения и всю значимость Воскресения Христова для христианской Церкви. Богословам последующих времен осталось только развивать и углублять то, что сказал апостол Павел. 
 
Мы можем спросить себя, как ему это удалось? Конечно, он был, выражаясь обычным языком, гениальным человеком. Ему никто из людей не мог подсказать все то, что он написал. Да он и сам в своих посланиях многократно говорит о том, что не хотел советоваться с плотью и кровью, не расспрашивал других апостолов, а писал то, что ему Бог открыл. В некоторых случаях Павел замечал, что говорит не от Бога, а от себя, то есть позволял себе создавать христианскую нравственность на основе того, что он узнал об учении Иисуса Христа. В каком-то смысле он стал соавтором Иисуса Христа в создании той религии, к которой большинство из нас, а, может быть, и все здесь присутствующие принадлежат – в создании христианской религии. Поэтому, конечно, невозможно переоценить значение Павла.
 
Я неслучайно написал две разные книги о Павле и о Петре – это две совершенно разные судьбы. Но церковное Предание говорит о том, что эти две судьбы встретились на каком-то заключительном этапе и что эти два человека пострадали и умерли в один день. Подтверждением этого предания служит тот факт, что празднование памяти Петра и Павла во всех Церквах – и западных, и восточных – всегда совершалось в один и тот же день, при том что похоронены они в разных местах: Петр на Ватиканском холме, а Павел на Аппиевой дороге. Места их захоронения были известны уже первым христианам. А в IV веке, когда при императоре Константине христианство было провозглашено фактически государственной религией, на этих местах были построены храмы. И сегодня всякий, кто приезжает в Рим, может посетить собор святого Петра и собор святого Павла вне стен (он так называется, потому что находился вне стен города Рима – тогдашнего Рима; конечно, сейчас он расположен внутри городской черты). 
 
Более того, в 60-е и 70-е годы на месте предполагаемого захоронения апостола Петра велись раскопки. Были найдены кости человека, который, как предполагается, и был апостолом Петром. Я имел возможность спускаться в крипту собора святого Петра и держать в своих руках эту коробку с костями первоверховного апостола. У Католической Церкви нет такой традиции, как у нас, выставлять мощи на поклонение верующим. Вскоре после того как состоялось обретение мощей апостола Петра, были обретены и мощи апостола Павла – там, где он был захоронен. Затем они были спущены обратно – под престолы соборов Петра и Павла. Эти мощи являются свидетельством того, что на протяжении уже почти двух тысяч лет христиане Рима и всей Вселенной почитают этих двух великих апостолов как столпов Церкви. Неслучайно мы прославляем их как первоверховных. У них, как я уже сказал, были разные судьбы, они по-разному влились в апостольскую общину, но закончили свой путь мучениками и прославляются как два первоверховных апостола. 
 
Есть еще один сюжет, который заслуживает внимания, – вопрос о том, каковы были взаимоотношения между Петром и Павлом. Хотя нередко на иконах мы видим этих двух апостолов, обнимающих друг друга, если мы прочитаем в Новом Завете, что один о другом говорил, мы увидим, что взаимные отзывы не были похвальными. Апостол Павел, например, рассказывает о том, как однажды Петр пришел в Антиохию; Павел был там влиятельным человеком в христианской общине, он говорил о том, что тем, кто перешел в христианство из иудаизма, не нужно обрезываться, что они могут сидеть за одним столом с язычниками. Когда Петр пришел, он поначалу участвовал в общих трапезах, а затем под влиянием более радикально настроенных братьев стал от этого уклоняться. Тогда Павел его прилюдно обличил и спросил, зачем тот заставляет новообращенных христиан иудействовать. Петр, в свою очередь, в одном из своих посланий говорит, что в посланиях Павла есть что-то неудобовразумительное, что некоторые извращают к собственной погибели. И действительно, в посланиях Павла есть много неудобовразумительного. Они на протяжении веков представляют собой загадку для толкователей. До сих пор многие места этих посланий интерпретируются совершено по-разному разными толкователями. И тем не менее, даже если между Петром и Павлом при жизни были какие-то противоречия или конфликты, Церковь их посмертно примирила, а судьбы их сложились так, что оба нашли свое упокоение в Вечном городе.
 
Все эти истории я попытался изложить в своих двух книгах о первоверховных апостолах. Хотел бы выразить надежду на то, что эти книги позволят читателям лучше понимать значение двух столпов нашей веры и, конечно, заставят обратиться к первоисточникам, то есть к Евангелиям, Книге Деяний и особенно к посланиям апостола Павла. Эти послания – неисчерпаемый источник христианской мудрости, христианского богословия и христианской нравственности. Я каждому из здесь присутствующих хотел бы пожелать через эти новозаветные Писания открывать для себя вновь и вновь не только Иисуса Христа, но и личности двух замечательных его учеников: одного, которого Он избрал с самого начала, а другого, которого Он призвал в свою общину уже после Своего Воскресения, но который, как он сам о себе сказал, "более всех их потрудился" (1 Кор. 15, 10). Это те слова о двух апостолах, которыми я хотел с вами поделиться».
 
В завершение презентации митрополит Иларион ответил на многочисленные вопросы.

 
Пресс-служба ОЦАД

Please publish modules in offcanvas position.

?iaaen.Iao?eea